понедельник, 10 августа 2020 г.

Первый русский лорд Британии.

В Англии в звание лорда произведен пресс-магнат Евгений Лебедев.

Читайте мою статью "С новым лордом!" в журнале "Огонек", номер 31, 10 августа 2020 г., (группа "Коммерсант")

Евгений Лебедев
фото: отсюда

——

Сразу скажем, реакция в Англии была возмущенной. Но не против Лебедева-младшего, а против самого Бориса: награждает титулами дружков и сторонников. Премьера обвиняют в непотизме, презрении к общественному мнению, подрыве многолетних усилий демократизировать британскую политическую систему через сокращение лордов (сейчас их количество в верхней палате уступает только численности депутатов китайского парламента). Упрекают даже в осознанном или неосознанном превращении в «актив» кремлевских спецслужб.

Но давайте по порядку. В последний день июля Борис Джонсон обнародовал список выдающихся людей страны, достойных пожизненного рыцарского титула лорда с правом заседать в верхней палате британского парламента.

Среди вознесенных оказался уроженец Москвы, ныне также гражданин Великобритании Евгений Лебедев, сын бывшего агента КГБ и бывшего (как он теперь всех уверяет) олигарха Александра Лебедева.

Как он будет именоваться: «Лорд Лебедев Кремлевский?» — тут же сострил кто-то в Twitter. Хотя вопрос не праздный. По традиции новоиспеченным лордам присваивается младший аристократический титул барона — фамилия с добавлением географического места происхождения и титулованием «достопочтенный» или, если во время дебатов в палате, то «благородный лорд такой-то».

В поисках прецедента

Насчет «кремлевского», это вряд ли, но мы попытались разыскать прецедент, были ли еще до Евгения Лебедева русские благородные лорды. Наши розыски вкупе с расспросами знатоков не дали «русского» прецедента. Из близкославянского есть чешский лорд Дубс. Есть по-польски звучащая «графиня Маркевич»: а на самом деле это первая женщина, избранная в Вестминстер в декабре 1918 года после предоставления женщинам избирательных прав,— Констанс Маркевич. Она была избрана от Ирландии, а фамилия у нее от мужа, подданного Российской империи Казимира Маркевича, из польско-украинской шляхты. Есть еще лорд Гарри Аарон Киссин (1912–1997), один из известных персонажей английских «свингующих шестидесятых» и дальний родственник нашего известного пианиста Евгения Кисина, тоже, к слову, сейчас имеющего британское подданство.

Гарри Киссин родился в Гданьске/Данциге в семье русско-еврейского зерноторговца, получил юридическое образование в Швейцарии, а с наступлением нацизма эмигрировал в Англию. Киссин был близким другом и доверенным лицом тогдашнего лейбористского премьер-министра Гарольда Вильсона, а в 74-м году возведен в лорды с титулом барона. Только в наше время, в 2009 году, из рассекреченных документов контрразведки МИ-5 стало известно, что Киссину не доверяли, заметили в подозрительных связях с «Восточным блоком», то есть и с Советским Союзом, а Вильсона неофициально предупредили…

Еще заслуживает упоминания Хью Гровенор, 29-летний герцог Вестминстерский, миллиардер, богаче самой королевы, и — для дам — неженатый! По материнской линии герцог, оказывается, прапрапраправнук (тут можно сбиться со счета поколений) нашего национального гения Пушкина. Младшая дочь поэта, Наталья, вышла замуж в одну из королевских семей Европы — так и пошло до наших британских дней. Герцог Вестминстерский, впрочем, не заседает в Палате лордов, хотя его папа там был.

Ну и все. Не считать же еще придуманного писателем Акуниным сэра Александера, сына Эраста Фандорина, оказавшегося в Англии после революции и заслужившего аристократический титул баронета. Титул, впрочем, не дает права лордствовать в парламенте, хотя и передается по наследству. Для особо интересующихся: титулы идут по возрастающей — баронет, барон, виконт, граф, маркиз, герцог, потом уже члены королевской фамилии.

Так что, опираясь на прецеденты, а точнее, на их отсутствие, мы, по всей видимости, стали свидетелями исторического события: имеем первый случай, когда родившийся в столице нашей родины — Москве русский англичанин становится полноправным пожизненным лордом со всеми титулами и правами, включая горностаевую мантию, которая в наши дни, правда, готовится из кроличьего меха, а черные хвостики пририсовывают краской.

Олигархи и олигархи

Во всех первых комментариях написали: лорд, сын олигарха и шпиона КГБ. Это и так, и не так. Да, за Александром Лебедевым укрепился постоянный эпитет, вроде как Лебедь-белый — «олигарх» и «агент КГБ», а за Лебедевым-младшим — «сын олигарха и агента КГБ». Но бывают олигархи и олигархи, а уж что такое КГБ, лучше всуе и не поминать.

Про Лебедева-старшего говорят и пишут и другое: и про «Новую газету», и про его благотворительную деятельность, в том числе совместно с М.С. Горбачевым в фонде Раисы Горбачевой для поддержки раковых больных. Отмечают и его культурные предпочтения — ему уютнее в компании «серьезных» деятелей культуры, писателей, артистов театра и кино, а не тех, для кого главное — «кидать понты». Среди близких знакомых Лебедева-старшего значатся и Джоан Роулинг, и драматург Том Стоппард.

Напротив, у младшего Лебедева, Евгения, репутация плейбоя-олигарха, постоянно фигурирующего на фото светской хроники в обнимку с привлекательными актрисами, певицами, моделями. Несколько лет Евгения Лебедева связывали с актрисой Джоели Ричардсон (она старше Евгения на 15 лет). Джоели из знаменитой артистической семьи Рейдгрейвов-Ричардсонов. Ее мать — легендарная Ванесса Редгрейв. У Джоели множество ролей, но российскому зрителю она, может быть, запомнилась по фильму «101 далматинец», где сыграла хозяйку далматинки, в которую влюбляется главный герой (там еще замечательная сцена падения в пруд в центре Лондона).

Лебедев-младший известен как неутомимый хозяин развеселых вечеринок. Журнал Private Eye дал ему прозвище «Двухбородый» с намеком на развеселость и бурную энергию. Вот светская деталь: на одном благотворительном вечере Элтон Джон на камеры сбрил Лебедеву-младшему его знаменитую бороду. Принадлежащие Лебедеву газеты The Independent и Evening Standard поддерживают фонд Элтона Джона по борьбе со СПИДом и собрали для него несколько миллионов фунтов, так что и встреча не случайна, и отношения позволяют. На лондонской мельнице сплетен папарацци бесконечно выводят Евгения под руку или в компании с разными знаменитостями. При этом отмечают: у него знаменитости, что называется, из «списка А», а не какие-нибудь заднескамеечники.

Медийное подспорье

Про британскую сторону медийного дела Лебедевых надо рассказать отдельно, здесь можно найти и ключ к дверям в Палату лордов.

Покупка больших изданий, к тому же мейнстримных, вроде The Independent, может показаться сложным и дорогостоящим делом. Лебедев-старший как-то говорил в интервью, что «газета — лучший способ просадить впустую деньги». Но тогда, в 2010 году, The Independent стояла на грани краха. Или закрытие, или новый хозяин, готовый «влить новое вино в старые меха». И в итоге национальное британское издание досталось Лебедевым за 1 «символический» фунт стерлингов! Причем с доплатой прежними владельцами около 10 млн по текущим контрактам, чтобы избежать выплаты втрое большей суммы в случае закрытия газеты. Еще за год до этого, в 2009-м, Лебедевы приобрели лондонскую The Evening Standard, тоже за 1 фунт.

Лебедев-старший участвовал в покупке вместе с сыном Евгением, но, судя по сообщениям, передал все медийные дела на усмотрение сына. Их еще тогда, до нынешнего «лордства», стали называть «пресс-баронами», как известных в истории британской печати лорда Бивербрука (бывший владелец Daily Express) и лорда Ротермира (сейчас владелец Daily Mail, виконт, правнук основателя газеты).

Печатные издания переживают сейчас не лучшие времена — давление интернета, социальных сетей и все такое. Между тем Евгению Лебедеву удалось развернуть оба издания к коммерческому успеху, заслужить репутацию и серьезного издателя, и серьезного журналиста-международника (он расследовал нарковойны в Мексике, брал интервью у Александра Лукашенко и президента Афганистана Хамида Карзая). При нем развернулась по-новому The Evening Standard: газета перешла на бесплатное распространение, тираж дошел почти до 900 тысяч экземпляров, что означало — в Лондоне чуть ли не все читают или хотя бы просматривают издание. Соответственно потекла и реклама, дело стало прибыльным.

Неплохо пошли дела и с The Independent. Газету удалось не только сохранить, но отпочковать от нее компактный таблоид The i, что само по себе стало сенсацией: впервые за четверть века на увядающий печатный рынок вышла новая газета. Позднее, в 2016 году, проект The i был продан другому издателю, а сейчас принадлежит группе Daily Mail, с которой у Лебедева партнерство и в The Evening Standard (около 30 процентов акций. Daily Mail — одна из основных медийных опор консерваторов). В 2016 году The Independent прекратила бумажную версию, полностью перейдя на онлайн-формат, но сохранила и даже увеличила аудиторию. По данным американского медиамонитора Comscore, в конце прошлого года Independent опередила леволиберальную The Guardian по числу посещений сайта с аудиторией в 22 млн читателей.

Как тут ни суди, а для «сынка олигарха» и плейбоя, едва разменявшего 40 лет (в этом году), не так уж и плохо, даже вполне достойно.

Вопрос и ответы

Но остается вопрос: а зачем им это надо? Поначалу, сразу после появления Лебедевых на британской медийной арене, к ним отнеслись с недоверием. Кремленологи все пытались отыскать «руку Москвы» в материалах их газет. Постепенно стал ясен интерес «пресс-барона»: газета открывает ее хозяину такие двери, которые ни за какие деньги не откроются. И не только в гламур, но и в политику, за кулисы истеблишмента.

В 2017 году сенсацией стало назначение главным редактором The Evening Standard депутата-консерватора Джорджа Осборна, бывшего министра финансов, оказавшегося на «задних скамьях» парламента после прихода в премьеры Терезы Мэй. У Осборна до этого не было никакого заметного опыта в газетном деле, но зато была неприязнь к Мэй, с которой тогда начинал все более успешно соперничать Борис Джонсон. Журнал Private Eye выяснил подробности отношений Осборна с Лебедевым: оказалось, что на посту министра финансов тот регулярно помогал государственными деньгами благотворительным кампаниям лебедевского The Evening Standard, а газета помещала Осборна на первые места в списке самых влиятельных людей в Лондоне. Осборна в этом году сменила на посту редактора Эмили Шеффилд, с опытом работы в журнале мод Vogue, но без бэкграунда в большой политической журналистике. Зато у нового редактора разветвленные связи в британском истеблишменте. Ее мать — аристократка-бизнесвумен леди Астор, а сестра Саманта — жена бывшего премьера Дэвида Кэмерона.

Но самое важное — то, что, видимо, и привело Евгения Лебедева к пожизненному лордству,— в последовательной, неизменной поддержке Бориса Джонсона еще со времен, когда тот был мэром Лондона. The Evening Standard — это Pravda Бориса Джонсона, язвили тогда комментаторы, напоминая о русском владельце газеты. Поддержка осталась и потом, пока Борис оставался мэром, и в кампании за «Брексит», и на выборах лидера консервативной партии в 2019-м после Терезы Мэй, и на последних парламентских выборах в декабре прошлого года, когда Борис одержал сокрушительную победу, обеспечив себе свободу рук, несмотря на всю критику.

Разумеется, лебедевская пресса не одна в поддержке Бориса. С ним и Руперт Мердок (ведущие газеты The Times, The Sunday Times, The Sun), и The Daily Telegraph таинственных братьев Барклаев. Однако с течением лет поддержка Лебедевых каким-то образом перешла в близкие отношения, даже дружбу. Как еще объяснить, что Борис Джонсон сразу после победы консерваторов на выборах в конце прошлого года отправился в гости не куда-нибудь, а к Лебедеву-старшему на рождественскую вечеринку?

С бонвиваном-младшим еще более фантастические ситуации зафиксированы. Вот одна (это в пересказе сетевого издания The Byline Times, не абсолютно надежного, но здесь колоритные детали подтверждаются, прямо или косвенно, и из других, более солидных источников): на следующий день после совсекретного совещания с госсекретарем США Помпео, министрами иностранных дел Франции и Германии Джонсон, тогда еще министр, отправился на вечеринку в гости к Евгению Лебедеву на его виллу в Умбрии, Италия. Еще через день пассажиры районного аэропорта в Италии засекли министра иностранных дел в крайне несвежем виде в зале ожидания. У Бориса не было багажа, рядом не обнаруживалось официальной охраны, а сам он выглядел так, как человек, которому срочно нужно где-то прикорнуть и проспаться. Выводы вы сами делайте, но факт остается фактом — с Бориса как с гуся вода сходит любой скандал, какой другого лишил бы карьеры навсегда. Ну а теперь, когда он премьер, и вовсе.

Как все это объяснить? Перебирая множество версий от друзей тут и там, я все же остановился на такой: для англичан «русский олигарх» и «КГБ» — это такая же притягательная экзотика, как для нас — русский человек с титулом английского лорда.

И то, что Лебедев получил лорда сразу по следам долго оттягивавшейся публикации парламентского «русского доклада» о вмешательстве России в британские референдумы и выборы, выглядит и вовсе как демарш политический,— это словно Борис говорит своим критикам: «Нате! Выкусите!»

В конце концов, возьмем того же английского Джеймса Бонда, супершпиона с лицензией на убийство. Откуда у него неотразимый шарм? Так оттуда же. Только еще стоит напомнить, что агент 007 больше воевал вместе с нами против всяких международных «плохишей», чем против нас. Так что лорду Лебедеву Кремлевскому еще много чего предстоит


©А.Аничкин/Тетрадки-Огонек.

Подписывайтесь на наше издание — достаточно вписать адрес мейла в окошке подписки наверху страницы слева. В

Приглашаем поддержать "Тетрадки" материально через PayPal (см.кнопку вверху справа). Всего сто рублей/1,5 евро/50 гривен серьезно помогут продолжать выпуск "Тетрадок"!

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...