четверг, 31 августа 2017 г.

О, трусливые англичане!

Битва при Слёйсе.
Гравюра Edmund Evans, 1864,
from JWE Doyle, 'A Chronicle of England: BC 55 - AD 1485


 "О, трусливые англичане, трусливые англичане! Они не стали прыгать за борт, как наши храбрые французы!"


В четыре руки читаем книгу "Далекое зеркало" Барбары Такман (Barbara Tuchman, A Distant Mirror) об истории Европы в XIV веке — Столетняя война, Жакерия, великая чума. Чтение не менее увлекательное, чем знаменитые "Августовские пушки", которые оказали такое огромное влияние на Кеннеди, Макмиллана, дипломатов и руководителей НАТО, что книгу можно считать ключевым политологическим сочинением, спасшим мир от сползания к 3-й мировой войне вначале 1960-х во время Карибского кризиса (Cuban missile crisis).

Основная книга — издание на английском языке, но из-за того, что тягаем ее друг у друга, нашел в русском e-reading.club перевод и догоняю по нему ("Загадка XIV века", перевод Натальи Омельянович, о переводе чуть далее).

Глава 4, "Война", речь идет об успехах англичан во главе с Эдуардом III. О роли английских и валлийских лучников в сокрушительных победах над французами в битвах при Креси, Пуатье и Азенкуре многие знают. Английский лонгбоу — длинный лук стал тогда чем-то вроде пулемета. Лучник выпускал 10-12 стрел в минуту и на расстоянии 100-200 метров — почти без промаха. Французы же пользовались больше арбалетами, стрелы (болты) которых обладали большей пробивной силой, но скорострельность у них была плачевно ниже — две стрелы в минуту.

Эдуард III в 1337 году запретил все виды спорта в Англии кроме стрельбы из лука, а мастерам, производившим длинные луки и стрелы, списал все задолженности. Кроме того англичане изменили тактику боя. На каждого рыцаря приходилось от пяти до десяти лучников с огромным запасом стрел. Железный шквал просто сносил ряды французов и сеял панику.

Лучники сыграли решающую роль в сражениях на суше. А еще и в морском сражении при Слюйсе (современное название Слёйс, близ Брюгге, Нидерланды) в 1340 году. В ту эпоху в морском сражении корабли противников сходились и начинался абордажный бой. Эдуард, лично командовавший английским флотом, поставил два корабля "кога" с лучниками с обеих сторон каждого корабля с ратниками, плюс вторую линию когов с лучниками в резерве. Для лучников на когах ставили возвышенную платформу — "замок" со стенкой-укрытием и зубчатой башней. В результате французские бойцы просто не могли находиться на палубе своих кораблей, им приходилось прятаться или бросаться в воду, надеясь спастись вплавь. Огромный французский флот в 200 кораблей, собранных в устье Шельды близ Слёйса для вторжения в Англию, был полностью уничтожен.

Катастрофа была такой, что никто из придворных не решался донести о ней королю Филипу VI. Наконец, вперед вытолкали королевского шута и он запричитал: "О, трусливые англичане, трусливые англичане!" Король спросил, что такое? "Они не стали прыгать за борт, как наши храбрые французы!" Филип всё понял.

Англо-французское соперничество продолжается уже больше тысячи лет. Реплика придворного шута — замечательная нота в информационных войнах двух стран.

Теперь английский и русский тексты по абзацам.
« Edward III's first campaign in France, halted by the truce of 1342, had been inconclusive and without strategic result except for the naval battle fought off Sluys, the port of Bruges, in 1340. Here where the mouth of Scheldt widens among protecting isles to form a great natural harbor, the French had assembled 200 ships from as far away as Genoa and the Levant for a projected invasion of England. The outcome of the battle was an English victory that destroyed the French fleet and for the time being gave England command of the Channel. It was won by virtue of a military innovation that was to become thе nemesis of France.
»

« Первая военная кампания Эдуарда III, прерванная перемирием 1342 года, не принесла англичанам стратегического успеха в борьбе с французами. Единственную значительную победу они одержали в 1340 году в морском сражении в дельте Шельды близ Слюйса, порта во Фландрии, где французы сосредоточили около двухсот кораблей, набранных в Генуе и Леванте для вторжения в Англию. В результате сражения англичане разбили французский флот и установили господство над Английским каналом. Победа была одержана во многом благодаря новому оружию англичан.
»
Замечания. Военное новшество или инновация превращается в переводе в "новое оружие", а не самое простое nemesis переводчик выпустила. В данном случае эту Немезиду можно было бы назвать "постоянным проклятием для Франции".

« This was the longbow, derived from the Welsh and developed under Edward I for use against the Scots in the highlands. With a range reaching 300 yards and a rapidity, in skilled hands, of ten to twelve arrows a minute in comparison to the crossbow's two, the longbow represented a revolutionary delivery of military force. Its arrow was three feet long, about half the length of the formidable six-foot bow, and at a range of 200 yards it was not supposed to miss its target. While at extreme range its penetrating power was less than than that of the crossbow, the longbow's fearful hail shattered and demoralized the enemy. Preparing for the challenge in France, Edward had to make up for the disparity in numbers by some superiority in weaponry or tactics. In 1337 he had prohibited on pain of death all sport except archery and canceled the debts of all workmen who manufactured the bows of yew and their arrows.
»
« Этим новым оружием стал лонгбоу — длинный лук, превышающий длиной рост человека. Англичане переняли этот лук у валлийцев и использовали это оружие еще при короле Эдуарде I во время войны с шотландцами. С дальнобойностью в 800 ярдов и скорострельностью от 10 до 12 стрел в минуту, превышавшей, по меньшей мере, впятеро скорострельность обычного лука, лонгбоу явил собою революционное оружейное новшество. Его стрелы в умелых руках поражали цель на расстоянии в 200 ярдов, и хотя пробивная сила была меньше, чем у обычного лука, непрерывный град стрел (за счет скорострельности) деморализовывал неприятеля. При подготовке к противостоянию с Францией Эдуарду III было необходимо компенсировать меньшую численность своих войск по сравнению с армией неприятеля превосходством в вооружении и тактике ведения боя. В 1337 году он запретил под страхом смерти все спортивные состязания, кроме состязаний в стрельбе из лука, и простил долги всем ремесленникам, изготовлявшим луки и стрелы.
»
Замечания. Здесь несколько спорных ходов, например "revolutionary delivery of military force" как "революционное оружейное новшество". Точнее могло бы быть "революционное усиление военной мощи". Но есть еще и явные ошибки. Вместо 300 ярдов (274 метра) возникают почему-то фантастические 800 ярдов. Точное описание длинного лука пропущено (длина 6 футов — 183 см, длина стрелы — три фута, 92 см), а вместо арбалета (crossbow) в английском тексте в русском вдруг появляется совсем другое — "обычный лук"! В описании эффекта концентрированного огня лучников вместо "страшного ливня/шквала/града" (fearful hail) появляется "непрерывный" град, причем с ненужным и отсутствующим в английском тексте пояснением "за счет скоростельности". Кроме того, пропущено несколько деталей: лонгбоу показал свою эффективность не просто в войне с шотландцами, а с шотландскими горцами; лонгбоу делался из тиса (yew tree), дерева, овеянного легендами и суевериями по всей Европе вплоть до Кавказа с его тисо-самшитовой рощей.

[...]
«In the sea fight at Sluys, with Edward in personal command, the longbowmen dominated the English armament, with one ship of men-at-arms placed between two ships of archers, plus extra ships of archers reinforcements if need arose. Not naval power but the strength of soldiers and archers on board ship determined sea battle in this era. They operated from high-decked cogs of 100 to 300 tons fitted with  fighting platforms or "castles" for the archers. The battle was "fierce and terrible", reports Froissart, "for battles on sea are more dangerous and fiercer than battles by land, for on the sear there is no recoiling or fleeing." Under the archers' attack the French were driven from their decks and, pursued by ill-luck and error, were engulfed in defeat.
»
«В морском бою при Слюйсе, в котором английским флотом командовал сам король, главную роль сыграли английские лучники. Каждый английский корабль с солдатами на борту находился между кораблями со стрелками из лука. Лучники располагались на верхней палубе на специальной платформе, откуда вели залповую стрельбу. «Бой воистину был яростным и ужасным, — писал Фруассар, — ибо морское сражение гораздо более связано с риском, чем бой на суше, ведь на море при необходимости некуда отступить». Длинные луки сделали свое дело. Непрерывный град стрел сметал французов с палуб, и они потерпели жестокое поражение.
»
Замечания. Здесь пропущены два важных предложения, объясняющие тактику морского боя того времени: "...plus extra ships of archers reinforcements if need arose. Not naval power but the strength of soldiers and archers on board ship determined sea battle in this era." — "...плюс дополнительные корабли с резервом лучником на случай необходимости. Не морская мощь, а силы ратников и лучников на борту корабля решали исход морского сражения в эту эпоху".

И последнее, про шута. В русском переводе теряется весь гомерический юмор этой находки, напоминающий изощрения советской военной пропаганды начала Великой отечественной войны — "фашисты трусливо продолжают наступление".

По-английски: 
« No one dared tell the outcome of the battle to Philip VI until his jester was thrust forward and said, "Oh, the cowardly English, the cowardly English!" and on being asked why, replied, "They did not jump overboard like our brave Frenchmen." The King evidently got the point. The fish drank so much French blood, it was said afterward, that if God had given them the power of speech they would have spoken in French.
»
По-русски:
« Никто из придворных не отважился сообщить Филиппу VI о разгроме французского флота. Тогда вперед вытолкнули шута, и он произнес: «Трусливые англичане! Они не осмелились вступить в абордажный бой с доблестными французами». Королю все стало понятно. Потом еще говорили, что рыбы после боя при Слюйсе выпили столько французской крови, что если бы Бог пожаловал им дар речи, они бы стали говорить по-французски.
»
Замечания. Здесь главное в ошибке с "абордажем". "Jump overboard" может значить только "прыгать за борт", спасаясь от огня или атаки солдат и лучников, но никак не абордаж (от французского; из словаря: abordage n. m. —    Assaut donné d’un navire à un autre. «À l’abordage!» hurlèrent les pirates.) По-английски это просто to board, boarding. Команда "на абордаж" — "stand by to board!" Из-за этого "абордажа" пропала вся соль в реплике шута, ради которой ее, вероятно, и включила в книгу Такман.

©А.Аничкин/Тетрадки. Подписывайтесь на наше издание и не забывайте о возможности поддержать нас материально через PayPal, а также посещать рекламу Гугль, от нее Тетрадкам идет процент. Другие публикации на исторические темы смотретие по этикете "история", о вопросах перевода — по этикетке "перевод".

В этом видео из фильма Master and Commander эпизод с абордажным боем уже в наполеоновскую эпоху.

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...