вторник, 29 ноября 2016 г.

Левин или Лёвин?


Сегодня, 29 ноября, отмечается день учреждения знаменитой буквы Ё в русском алфавите. Тетрадки не раз обращались к этой теме (см. то тегу Ё — от Достоевского до Навального и ЦРУ).

Среди многочисленных споров — как "правильно" читается фамилия толстовского героя Дмитрия Левина? В самом деле, кто катался на коньках у Зоопарка (или на Патриарших?), Левин или Лёвин? Некоторые яростно утверждают, что Лёвин, подразумевая, что Левин — это еврейская фамилия, а, значит, еврей Левин никак с Кити не мог кататься. На всякий случай: Левин, как и Лёвин, это исконные русские фамилии. Есть даже чуть ли не боярский род Левиных. От Льва, в именительном падеже — Лев. Возникло задолго до появления в 18-м веке буквы Ё.

Другой вариант — современные Толстому переводы "Анны Карениной" на английский и французский языки. Вот посмотрите французский перевод Émile Faguet, 1907 — везде Levine, то есть Левин.

суббота, 26 ноября 2016 г.

Франсуа Фийон. Кто он?

Меркель и Фийон (2008)
Фото: EPP Summit 19 June 2008

Заключительный тур предварительных выборов — “праймериз” во французской правоцентристской партии Республиканцев пройдет в эти выходные. Ожидается, что победителем выйдет с большим перевесом Франсуа Фийон. 

Шансы стать следующим президентом французской республики у Франсуа Фийона, бывшего премьер-министра в правительстве Саркози, комментаторы оценивают как очень высокие. Кто он, 62-летний ветеран французской политики, человек, которого Владимир Путин на днях оценил как “жесткого переговорщика” и “в высшей степени профессионала”? Политик, с которым у российского президента со времен его премьерства сложились “личные отношения, очень добрые”?

Фийон, действительно, известен как последовательный сторонник развития дружественных отношений Франции и России, даже несмотря на кризисные события последних лет. Он высказывался за передачу “Мистралей” России. Его считают одним из организаторов резолюции французского парламента в пользу отмены санкций против России. И, конечно, как и отмечал российский президент, у него уже давняя история прямых рабочих отношений с российским руководством. Насколько эта “русофилия” выльется в конкретные шаги французского руководства в случае его избрания президентом, лучше считать пока вопросом открытым. Франции, при всем ее весе в Европейском союзе, придется координировать свою политику с другими странами-участниками, в первую очередь с Германией, где в лидерах остается на обозримое будущее “железный канцлер” Европы Ангела Меркель.

Выход Фийона в предвыборные лидеры показался некоторым комментаторам неожиданным, даже сенсационным. Все же, в разговорах с моими французскими знакомыми — сторонниками Республиканцев я все последнее время чувствовал некую тяжкую обеспокоенность. После поражения Саркози в 2012 году партия оказалась без явного лидера, способного воодушевить электорат и в то же время уважаемого, респектабельного. С этими поисками, вероятно, связано и новшество — введение “праймериз” на американский манер для определения наиболее популярного лидера. Оказалось, что Фийон, при всей неяркости, технократичной сдержанности, обладает теми качествами, которые кажутся необходимыми для кандидата правого мейнстрима.

В чем его “правизна”? Речь идет прежде всего о социально-экономической идеологии. Он сторонник снижения налогов, в том числе полной отмены “налога на богатство”, который Фийон считает серьезным препятствием для новых инвестиций в экономику страны. Будущее ему видится в разрегулировании, “освобождении” экономики от государственного пресса. С его премьерством при Саркози связаны реформы законодательства о 35-часовой рабочей неделе и повышении пенсионного возраста. Они вызвали широкие протесты и были не последним фактором в поражении Саркози на президентских выборах. 

При том что они относятся к правому флангу политики, Фийона и Марин Ле Пен разделяет пропасть в социально-экономической философии. Ле Пен — жесткая государственница, этатист, а Фийон в экономике — практически “тэтчерист”. Кроме разрегулирования, он еще и сторонник austerité — режима суровой экономии, сокращения госдолга и сбалансирования бюджета, а также — и это многих пугает — сокращения госаппарата (до 500 тыс.человек). Насколько эта правая линия осуществима, это другой вопрос. Но что некие шаги в этом направлении будут осуществляться в случае его избрания, это несомненно.

Франсуа Фийона можно также считать одним из ведущих французских “евроскептиков”. Он выступал еще против Маастрихтского договора 1992 года, положившего начало усиленной интеграции Европейского союза, и, оставаясь сторонником единой Европы, причем от “Атлантики до Урала”, не прекращал критики европейских институтов. 

Еще одно отличие Фийона от других западных политиков — позиция по Сирии. Франция — второй после США наиболее активный участник западной коалиции в конфликте в Сирии и Ираке. Так вот, Фийон признает возможность некоей роли для Башара Асада в дальнейшем политическом урегулировании. На этом направлении можно предположить огромное окно возможностей для договоренностей с Россией и координации дальнейших действий против ДАЕШ/Исламского государства (запрещенная в РФ террористическая группировка).

И наконец, о “скрепах”. Франсуа Фийон — последовательный, искренний сторонник традиционных религиозных и семейных ценностей, противник прогрессивных либеральных новшеств в этой области. Он был против декриминализации гомосексуализма в 1982 году, против законодательного введения режима гражданского брака — соглашения двух сторон PACS, а также и против недавней легализации однополых браков в 2013 году. Известны его высказывания против “мультикультурности”, признания права этнических меньшинств, мусульманских и иудейских общин на соблюдение своих культурно-религиозных традиций. Как к этому ни относиться, но это последовательная неоппортунистическая позиция, заслуживающая уважения, пусть и при несогласии. Повернуть вспять уже принятые решения ему и на посту президента, впрочем, вряд ли удастся. Но общего поправения официальной государственной политики в этой области вполне можно ожидать. Как и бурных протестов.

В заключение — о перестановке, даже, может быть, рокировке в акцентах российского дискурса в отношении Франции. До сих пор явно чувствовалась поддержка Национального фронта Ле Пен. Сейчас французские “кремлеведы” отмечают сдвиг в пользу Франсуа Фийона. Минуточку, как же так, а что же с Ле Пен, партия которой финансируется через связанный с Россией чешский банк? Некоторые эксперты здесь, во Франции, считают, что в результате такого “гамбита” может сложиться вдвойне выигрышная ситуация для Москвы. Если во второй тур президентских выборов проходят Фийон и Ле Пен, то в любом случае побеждает “промосковский” кандидат. 

Насколько такая оценка справедлива, это я предоставляю читателям судить самим. Гамбит, правда, рискованный. Для исхода президентских выборов выдвижение кандидатуры Фийона от основной партии правого центра может иметь решающее значение. Его политическая физиономия настолько правее традиционного правого центра французской политики, что по ряду ключевых позиций совпадает или близка к партии Ле Пен. Фийон несомненно способен забрать у Ле Пен многие голоса “новых правых”, которых Национальный фронт с огромным трудом привлек на свою сторону в последние годы. Так что нельзя исключать парадоксальной на первый взгляд ситуации, когда во второй тур пройдет один из правых кандидатов, а вторым будет все же кандидат левых. И тогда французы дружно проголосуют против Ле Пен или Фийона, то есть за кандидата левых, как ожидается, за непопулярного президента Олланда. Повторится ситуация с переизбранием крайне непопулярного президента Жака Ширака в 2002 году, когда во второй тур неожиданно прошел тогдашний лидер НФ папаша Жан-Мари Ле Пен.

Эта заметка опубликована также (25 ноября 2016в моей колонке "Как в Европе" на портале BFM.ru. Тексты могут отличаться. Если вы редактор издания и хотели бы заказать авторам "Тетрадок" близкий по тематике и стилю материал, свяжитесь с издателем А.Аничкиным через блог.

Иван Иванов. Дети империи.

Иван Иванов.

"Тетрадки" сегодня публикуют новеллу Ивана Иванова "Дети империи". Автор назвал свое произведение "кинороман". В нем действительно много визуального, драматического. Редакцию привлекли и детали московского пейзажа советских времен, и не очень известные в России особенности недавней африканской истории, хитросплетения политики на черном континенте. Автор, профессиональный африканист, пишет о них с уважением и хорошим знанием дела. События новеллы охватывают сразу несколько стран Африки и Ближнего Востока.

Кроме того, читателю будет интересно познакомиться с тем, как в постсоветское время кое-кто строил прибыльный бизнес на "мирном дивиденде" — на торговле вооружениями, вдруг оказавшимися ненужным.

"Кинороман" опубликован на сайте журнала "Nafaras-2016-Sarafan". Здесь перепечатывается с разрешения автора.

Небольшой отрывок:

* * *

Олег продавал оружие. Ему очень нравилась эта устремившаяся ввысь столица Объединенных Арабских Эмиратов — одной из богатейших нефтяных монархий мира. Даже не верилось, что лет тридцать назад на этом самом месте лежали унылые желто-белые пески, да ютился крохотный городишко, вернее – селение, где самым высоким зданием была двухэтажная английская дипломатическая миссия. Золотой дождь нефтедолларов, пролившийся на Эмираты, не ушел в песок пустыни. Миллиарды не осели на счетах правителей в швейцарских банках, а привели к благосостоянию всех подданных.

Здесь не было проблем связаться ни с одной точкой на карте мира. Лучшего места для штаб-квартиры подобрать трудно. Последняя операция принесла Олегу неплохие деньги. Они позволяли не заботиться о ближайшем будущем, купить престижный пентхаус с видом на залив и начать присматриваться к океанским яхтам.

Удачей для Олега стал конфликт между Эфиопией и Эритреей — двумя соседними африканскими государствами. Недавно еще друзья, теперь они изготовились к схватке за пустынный и дикий приграничный район Бадме. Каждая из стран настаивала на своей юрисдикции над этим крошечным пыльным анклавом. Международные карты только вносили путаницу. На одних Бадме обозначался как эфиопская территория, на других — как эритрейская. Там не было ни золота, ни алмазов, ни нефти, ни эбенового дерева, ни даже воды. Но и Аддис-Абеба, и Асмэра не хотели отступаться, чтобы не потерять лицо. Олег знал, что на Чёрном континенте соображения престижа страны часто ставят на первое место. Грех было этим не воспользоваться.

В тот памятный день раздался звонок из Нью-Йорка. Говорил один из помощников генерального секретаря ООН, которого Олег время от времени баловал то дорогими подарками, то пухлыми конвертами. Накануне Совет безопасности приступил к рассмотрению вопроса об эфиопско-эритрейское границе. Для этого потребовалось собрать чрезвычайное заседание.

- По моим данным, через два дня будет введено эмбарго на поставки оружия в обе страны, — скороговоркой пробормотал знакомый и повесил трубку.

Олег тут же связался с Аддис-Абебой. Двое оставшихся суток он не прилёг ни на минуту. И вот, наконец, один за другим исполинские военно-транспортные самолеты «Руслан» стали взмывать с аэродрома одной из восточно-европейских стран. Танки, артиллерия, боеприпасы, птурсы, системы противоракетной обороны, несмотря ни на что, приземлились в Эфиопии.

Когда стройные, высокорослые амхарские десантники разгружали последний самолет этого блиц-авиамоста, агентство Рейтер передало с пометкой СРОЧНО: «Совет безопасности ООН вводит эмбарго на поставки оружия Эфиопии и Эритреи».

- Всё, успели, — облегчённо выдохнул Олег при виде новости. Он откинулся в кресле, устало снял очки и начал массировать переносицу. В этот момент ребята из его небольшой, сплоченной команды уже откупоривали бутылки с шампанским «Кристалл».

Начинался бизнес в далёкие уже 1980-е. После памятной истории в Москве с арестом за поддельные чеки «Внешпосылторга» его родители, коренные русские люди, выехали из СССР в Израиль по поддельному приглашению. Первая остановка была в Вене. И хотя чиновники из Тель-Авива долго уговаривали мнимых советских евреев перебраться в Иерусалим, те твердо отказались. После нескольких месяцев жизни в пересылочном лагере семья Олега добралась до Парижа. Спасибо отцу. Помогли его давние связи.

Во французской столице Олег открыл маленькое бюро переводов. Работы было немного, но, в общем, хватало и на жизнь, и на вечернюю учебу в Сорбонне.

В конце 80-х на студенческой вечеринке он познакомился с Асфау — сыном эфиопского посла в Париже. Общительный и веселый, Асфау не просто прожигал жизнь, но и умел зарабатывать на свои развлечения. Как-то, сидя с Олегом в кафе на Елисейских полях и громко отвешивая полушутливые замечания в адрес французского кофе, такого некрепкого и невкусного, не выдерживающего ни малейшего сравнения с эфиопским оригиналом, Асфау вдруг сделался серьезным и перешёл почти на шёпот:

- Олег, послушай теперь внимательно. Это важно. Помоги нам, и ты неплохо подзаработаешь. Даю слово. Ты знаешь, что наша армия полностью оснащена советским оружием. Но получилось так, что Горбачев и Шеварднадзе запретили экспорт в нашу страну запчастей к самолетам. Дальше так продолжаться не может, иначе наши истребители перестанут летать. А нашим военно-воздушным необходимо быть в полной боевой готовности. На границах неспокойно.

Асфау вынул из внутреннего кармана куртки сложенные вчетверо листки и передал Олегу. Когда тот, уже вернувшись к себе, развернул их, то увидел, что они представляют собой список авиадеталей. Позиций были сотни.

На следующий день Олег позвонил своему дяде, командовавшему полком советских ВВС в Восточной Германии.

- Приезжай, — просто ответил ему дядя. — Что-нибудь придумаем.

(полностью читайте далее)

* * *



ИВАН ИВАНОВ

ДЕТИ ИМПЕРИИ

КИНОРОМАН

Глава I
Москва, 1980 год

Они лежали в широкой родительской постели в светиной квартире, окнами выходящей на Патриаршии пруды. Эту квартиру получил еще дедушка Светланы — четырехзвёздный генерал, член ЦК. Дмитрий нежно гладил разметавшиеся по подушке рыжие волосы. Солнце освещало огромную спальню, и кожа Светы отливала золотом на белоснежных простынях. Только что оба окончили институты. Он — Стран Азии и Африки при МГУ, она — Иняз.

Ее родители уехали на дачу. Ровно через неделю была назначена их свадьба. Впрочем, и мама Светы, и ее отец, карьерный дипломат в ранге посла по особым поручениям, были против этой женитьбы.

- Ты глаза-то открой хорошенько, — выговаривала дочке Нина Петровна, — он ведь ни одной юбки не пропустит, твой разлюбезный Митя. Только и взял, что чёрными кудрями. Ну, любуйся на своего чернобрового, черноокого, а он, тем временем, будет бегать налево и направо. К чему тебе такой муж? Да еще будущий журналист. Замотается по свету, на семью вообще времени не останется. То ли дело его друг, Николай. Вот уж парень положительный, ничего не скажешь. Он и постарше, да и берут его не в какую-нибудь редакцию, а в МИД.

К вечеру Светлана и Дмитрий вышли на улицу. В Москве полным ходом шла Олимпиада. Приезжих в город не пускали, магазины ломились от товаров и продуктов, а по улицам неторопливо и степенно бродили москвичи, слегка ошалевшие от впервые свалившегося на них всемирного праздника.

Молодые брели по прогретым за день кривым улочкам и переулкам московского центра, крепко держась за руки. Дмитрию будущее казалось беззаботным и безоблачным, но Света отчего-то хмурилась. Из открытого окна второго этажа старого кирпичного дома с лепниной, к которому они подходили, донёсся меланхоличный голос Джо Дассена.

- Знаешь, как называется эта мелодия? - спросил Дмитрий, чтобы хоть чем-то отвлечь подругу от невеселых мыслей.

- Думаешь, уже по-французски понимать разучилась? - с иронией отозвалась Света вопросом на вопрос. – «Индейское лето», то есть по-нашему бабье. Кто ж эту песню не знает. Давай чуть постоим. Просто балдею от голоса и, особенно, от соло трубы. Вот сейчас будет. Та-ра-ра-ра-ра-ра-ра…

Света прикрыла глаза и закружилась, будто в вальсе.

- Звуки прямо неземные, - мечтательно прошептала она. - Кажется, так и зовут куда-то в дальние, прекрасные страны.

- Вот и не знаешь, - обрадовался Дмитрий, мотнув густыми кудрями. —



– Это она когда стала песней, превратилась в индейское лето. А до того, когда была еще только мелодией, композитор… Черт, как же его…

(продолжение новеллы читайте под обрезом)

вторник, 22 ноября 2016 г.

"Таинственная страсть".

Виктор Есипов.

(несколько замечаний про брешь в цепочке)



На российском телевидении вышел многосерийный фильм по мотивам мемуарного романа Василия Аксенова "Таинственная страсть" — беллетризованного воспоминание о поколении шестидесятников, коллег, друзей и знакомых Аксенова (википедия о фильме).

Фильм вызвал еще больше споров, нередко ожесточенных, чем сама книга. "Тетрадки" публикуют несколько замечаний Виктора Есипова, литературоведа, автора книг и статей о творчестве Аксенова, Ахмадулиной и других шестидесятников. (вики о Есипове, публикация с любезного разрешения автора.)


* * *

По поводу "Таинственной страсти" Василия Аксенова (но не позорного сериала). Из моей статьи "Василий Аксенов и его поколение в романе "Таинственная страсть"" ("Четыре жизни Василия Аксенва", Рипол-Классик, 2016, первая публикация — "Вопросы литературы",  4, 2012)

"И тут особое значение приобретает название романа: «Таинственная страсть». Оно взято Аксеновым из стихотворения Беллы Ахмадулиной 1959 года:

По улице моей который год
звучат шаги – мои друзья уходят.
Друзей моих медлительный уход
той темноте за окнами подобен.
Запущены моих друзей дела,
нет в их домах ни музыки, ни пенья, 
и лишь, как прежде, девочки Дега
голубенькие оправляют перья.
Ну что ж, ну что ж, да не разбудит страх
вас, беззащитных, среди этой ночи.
К предательству таинственная страсть,
друзья мои, туманит ваши очи…

На этой строфе прервем цитирование. «Предательства таинственная страсть» – эта формула несколько раз возникает в романе. Первый раз в главе «1964, август. Шорты». Там Ваксон, перед тем, как попрощаться с Робертом, вдруг вспоминает:
«– Я недавно слышал, как Нэлка читала в зале Чайковского. Это было нечто, знаешь! Она витала в своем волшебстве! <…> все повскакали, орали восторги, и я со всеми орал восторг. И вдруг меня обожгло, я понял, что она прочла в одном стихе не совсем ту версию, что была напечатана в «Юности». Вот как звучала последняя строфа:
Ну вот и все, да не разбудит власть
Вас, беззащитных, среди этой ночи;
К предательству таинственная страсть,
Друзья мои, туманит ваши очи (выделено мною – В.Е.).
Мне иногда кажется, что призрак предательства за ней, а стало быть, и за всеми, волочится еще со времен Бориса».

И сразу же вслед за этим Ваксон рассказывает о предостережении японского старика-гадальщика: «Вам нужно быть вместе, иначе все рассыплется в прах». 
Интересно сопоставить это с соответствующим местом статьи Аксенова «Юность бальзаковского возраста», напечатанной к тридцатилетию журнала «Юность» в эмигрантском еженедельнике «Стрелец» за 22 года до окончания «Таинственной страсти»:

«Однажды двадцать три года назад, на ветреном перекрестке в Токио я задал уличному оракулу вопрос о судьбе моего литературного поколения. Ответ, кажись, прозвучал по делу: “Нужно быстро идти вперед, не упуская момента. Если все будут действовать дружно, будет удача”… В те времена казалось, что пожелания оракула легко выполнимы. Коварное «если» ускользнуло от внимания.

Последующие годы показали, что, несмотря на быстрое движение, момент был упущен, если он вообще существовал в природе. Иногда кажется, что все развивалось по логике хаоса, иногда думаешь, что существовал чей-то недобрый замысел. Так или иначе, но “блестящую плеяду” год за годом стали раздирать ссоры, столкновения самолюбий, хитрые уловки, которое долгое время никто не решался назвать предательством». 

О том же и в другой статье Аксенова тех лет, посвященной Булату Окуджаве. Вспоминая стихи Окуджавы:
Как вожделенно хочет век
нащупать брешь у нас в цепочке…
Возьмемся за руки, друзья, 
возьмемся за руки, друзья,
чтоб не пропасть поодиночке, —
Аксенов вновь возвращается к судьбе поколения.

Он пишет: «С этой песенкой, возникшей, если не ошибаюсь, в середине шестидесятых, связано воспоминание об одном московском вечере, когда на сцене Клуба гуманитарных факультетов МГУ, что на Моховой, спонтанно собралась компания, по нынешним временам (1987 год – В.Е.) совершенно немыслимая: Булат Окуджава, Иосиф Бродский, Евгений Евтушенко, Белла Ахмадулина, художник Олег Целков и ваш покорный слуга. Из шести участников трое находятся в эмиграции и не очень-то, мягко говоря, ладят друг с другом, а трое оставшихся не очень-то любят появляться вместе. Группа, или, как в песне поется, “цепочка”, давно распалась, если когда-нибудь существовала. Брешь, которой так вожделенно жаждал век, была великолепно нащупана, если в ней вообще была когда-то нужда. Внутри развалившейся группы остались только личные человеческие связи или антисвязи – иные привязанности и даже дружеские чувства, иные враждебности и даже брезгливость».

Так и в романе Аксенова друзья, как уже сказано, постепенно расходятся в разные стороны.

Так оно и было. В письме Василию Аксенову в Америку от 15 января 1984 года Белла Ахмадулина писала: «Васька! Рассмешу тебя. Пришёл режиссёр, как люди говорят: благородный и не благополучный, Булат просил принять, иначе бы – не приняла. Я очень занеслась в моей отдельности. Да, я занеслась в моей отдельности, а его предполагаемый (уже начатый) фильм – о единстве поколения, о шестидесятых годах. Я сказала: валяйте, снимусь, но не с Евтушенко и Вознесенским, а – с Аксёновым, Войновичем и Владимовым: мы и впрямь не разминулись. Баба-ассистент мне говорит: “Б.А., но ведь это – невозможно”. Говорю: вот и я о том же. А Борька – ещё был грубее и справедливей»…

А Василий Аксенов весной 1986 года писал Белле Ахмадулиной: «Поразительная чувствительность сейчас развивается в этом цеху при малейшем намеке на некоторую неполноценность репутации. “...Ну, вот и все. Да не разбудит страх Вас беззащитных среди дикой ночи. К предательству таинственная страсть, Друзья мои, туманят ваши очи...” . (Даже “Грани” отредактировали в цитате “предательство” на враждебность)».

В июле 1986 года Аксенов вновь вернулся к волнующей теме: «Эта тема товарищества и предательства, тобой вздутая еще в 60-е, остается у нас, может быть, самой актуальной, несмотря на старение»…

Не в этом ли идея романа: поколение предало само себя, не сумев сохранить человеческое и творческое единение в противостоянии бесчеловечной власти. Страх перед железобетонной властью и личные амбиции разъединили их.

Неизвестно, имелся ли у Ахмадулиной такой вариант выделенной Аксеновым строфы, или точную рифму «власть – страсть» (вообще-то несвойственную поэтике Ахмадулиной тех лет) придумал он сам. Если это его вариант, то он лишь усилил тот смысл, что прикровенно звучал в ахмадулинской строке.

Верно отметил Александр Аничкин (статья в альманахе “Стороны света”): «В этом варианте обвинение брошено прямо – власти. Власть будит охваченных страхом людей посреди ночи. Хуже – рождает страсть к предательству, от которой мутится рассудок. Вольнодумцу, будущему диссиденту Аксенову это было близко – это раскрывало, что же происходит в обществе, что разъединяет отношения между людьми».

Последнее предательство совершилось в 2009 году при выходе «Таинственной страсти»: издатели (семья Роберта Рождественского), пользуясь тем, что Василий Аксенов был уже безнадежно болен, бессовестно откорректировали его текст. Они выбросили из него четыре полноценных главы, компрометирующих, по их мнению, моральный облик Роберта Эра, чем лишили его образ обаяния и жизни… 

В 2011 году последний завершенный роман Василия Аксенова был издан тем же издательством «Семь дней» вновь, теперь уже в полном объеме. Возможно, одной из причин этого стало выступление в эфире «Эха Москвы», автора этих строк и Анатолия Гладилина, старейшего друга Аксенова, в котором беспрецедентному редактированию текста умершего писателя была дана соответствующая оценка.


понедельник, 7 ноября 2016 г.

Ваше благородие, господин скандал.

(профиль Бориса Джонсона)

В "Огоньке"/"Коммерсанте" вышла сегодня моя статья о Борисе Джонсоне, мощной медиафигуре и журналисте, новом министре иностранных дел Великобритании. "Тетрадки" публикуют небольшой отрывок их статьи. Полностью читайте на сайте "Огонька" здесь.


Вместо скучных отчетов о сложных переговорах и строительстве Европейского союза Джонсон слал в редакцию карикатурно-преувеличенные рассказы о коварных замыслах Брюсселя покончить с британскими, а заодно и со всеми европейскими свободами, управлять всем, регулировать, стандартизировать все — от процента мяса в сосисках до размера презервативов. И даже то, как единообразно должен пахнуть евронавоз на всех полях континента. Для Тэтчер, непрерывно ссорившейся с Европой, Джонсон стал любимым журналистом, тогда как ее преемник, проевропейский политик Джон Мейджор терпеть не мог его выдумки и перетяжки,— опровергал, злился.
В газете его заметки нравились — весело, лихо, читабельно. Ну и что, что какие-то мелочи приходится потом поправлять. Главное — читателям интересно, у общественности и политиков реакцию вызывает. Знакомый редактор с Флит-стрит говорил мне еще тогда: о, этот парень далеко пойдет, вот посмотришь. А другие корреспонденты жаловались: редакторы требуют заметок о Европе "под Бориса", ничего другого не хотят. Сам Борис потом признавался, что для него это была игра, этакая интеллектуальная забава. "Я просто швырял камни в чужой огород и слушал, как в соседском парнике бьются стекла",— говорил он в одном интервью.
Бьющиеся стекла — это не только резонанс, это еще распри в правящей партии по поводу Европы, рост евроскептицизма вообще и антиевропейской партии ЮКИП (Партия независимости Соединенного королевства). Для Британии Борис стал этаким человеком-оркестром, будоражившим патриотические чувства. Ему это прощалось, хотя делалось за счет реальных, неоспоримых достижений Союза — прочного мира, огромного единого рынка со свободным передвижением людей, с единой валютой, открытыми внутренними границами; пространства с утверждением давних гуманистических традиций, с социальными и образовательными программами, с единой сильной валютой, потеснившей господство доллара. Его симпатизанты считали: зачем это нам все, когда Брюссель диктует размеры бананов и огурцов, да еще работящие поляки и латыши вдруг понаехали? В итоге же менялась вся общественная атмосфера, настрой по отношению к единой Европе. Зрели и прорастали зерна будущего Брекзита.
В Англию Джонсон вернулся широко известным человеком. Журналистика оставалась его главной страстью, но все больше привлекала политика. Когда в аристократическом Хенли-на-Темзе освободилось место (ушел на пенсию титан консервативной партии Майкл Хизлтайн, в свое время это он свалил Тэтчер), на его место баллотировался Джонсон — и стал членом Палаты общин. После двух сроков в парламенте возник новый вызов: выборы мэра Лондона. Борис опять попал в струю. Левый в целом-то Лондон устал от лейбористов и готов был к смене власти. Борис победил на выборах 2008-го "красного" Кена Ливингстона. И вновь победил в 2012-м с еще большим перевесом. "Красный" Кен возмущался: "Да за него голосуют просто потому, что при Борисе никогда не соскучишься, всегда можно посмеяться". Вот вам и политика!

Подробнее: http://kommersant.ru/doc/3131342

суббота, 5 ноября 2016 г.

Резинка и ластик, или когда америкацы краснеют

(английский и американский)

Джонсон и Вебстер,
англичанин и американец,
два великих словариста.
© collage by A.Anichkin

Резина — это резина, по-английски rubber. Все знают, что по-ленинградски ластик — это резинка, а по-московски резинка — это ластик?

То же в американском и английском! Холодные англичане и англичанки не смущаясь называют ластик резинкой — rubber, а горячие, но стеснительные американки и американцы — eraser.

Дело в том, что в американском у слова rubber есть совсем другое значение — презерватив, он же благородный кондом, или в просторечии гандон (доп.: после публикации возникла дискуссия, через а или через о писать это, как считается, вульгарное слово. После тщательных изысков решили, что допускается и то, и другое, с той оговоркой, что через а и звучит и выглядит более вульгарно, чем через о), по-советски эвфемистично "резиновое изделие №2", а по-дореволюционному с суровой прямотой — "предохранитель". Тогда встречались модели "без швов", но "со шпорами" (пруфлинк). На днях на кафедре (в дискуссии на Facebook) напомнили об этом различии. Редакция "Тетрадок" решила рассказать об этом еще раз.

Бывшевластный Ленинград называет подъезд парадным, а в широкосердной Москве парадные упорно зовут подъездами (парадное, среднего рода). Зато московские космополиты перекрестили белый хлеб на французский лад в батоны, а патриоты-питерцы так и оставили его булками.

Среди других примеров американской языковой стыдливости — bathroom или даже restroom, вместо простого туалета/toilet, куда дамы ходят to powder their nose, а не для того, чтобы что. Англичанка при этом запросто скажет I need to have a leak. Впрочем, и у благородных англичан toilet не в почете. Вместо этого — loo, а если бумага, то loo roll, а не toilet paper.

Как говорил Райкин, мама-aa! Но об этом потом.

ПС: "Джонсон". Одно из переносных значений фамилии доктора Самуэля Джонсона, составителя словаря английского языка.

Слава тебе, господи! — Praise the Lord! Американки восхищаются англичанином. Сцена из фильма "Love, Actually"


С Брекзитом полный “Титаник”

"Титаник"
Фото: F.G.O. Stuart.

Британский премьер-министр Тереза Мэй сегодня подтверждает план Брекзита. В телефонных переговорах с главой Европейской комиссии Жаном-Клодом Юнкером она, как передает пресса, официально сообщит, что до конца марта 2017 года будет запущена статья 50 Лиссабонского договора, определяющая порядок выхода из ЕС. 

То есть процесс пойдет, Брекзит на самом деле начнется. Но начнется ли? Накануне, в четверг, лондонский Высокий суд вынес решение, что без одобрения парламента правительство не имеет конституционного права запускать Брекзит. Среди прочего судьи ссылаются на то, что решение о вступлении в единую Европу принимал специальным актом парламент. Значит, и решение о выходе должно быть рассмотрено парламентариями. Правая пресса Британии бьется в истерике: Брекзит хотят саботировать, спустить на тормозах! The Daily Mail даже совсем в сталинистских терминах называет судей “врагами народа”. Лидер антиевропейской партии UKIP Найджел Фарадж заявил: “нам готовят полу-Брекзит”.

Общественную группу, добившуюся рассмотрения дела о Брекзите в Высоком суде, возглавляет финансист, менеджер по инвестициям Джина Миллер, сделавшая блестящую карьеру в Сити, несмотря на скромное происхождение — она иммигрировала из Гайаны (бывшая британская колония в Южной Америке). Ей помогают разные благотворительные организации и совершенно неожиданные в большой политике фигуры, вроде скромного провинциального сантехника и парикмахерши. Сама же она получила в Сити репутацию “предательницы” и “черной вдовы” — в благотворительной деятельности она занимается выявлением недобросовестных практик и жульничества в финансовых компаниях Британии.

Миллер настаивает, что речь не идет о политике или неуважении “воли народа”, выраженной на референдуме. По ее словам речь идет о защите конституции, фундаментальных прав и свобод граждан. Брекзитеры говорят о возвращении суверенитета и контроля над собственными делами. Но нельзя говорить о суверенной власти парламента и тут же отказывать ему в праве пользоваться этим суверенитетом, подчеркивает она. “Такая демократия нам не нужна,— отмечает Миллер.— Это не демократия, это граничит с диктатурой”.

Пока не вполне ясно, что будет дальше. Правительство планирует апеллировать решение высокого суда. Все громче говорят о возможных всеобщих выборах, которые могут стать неким повторным референдумом по Брекзиту. В самом парламенте противников выхода из ЕС больше, чем сторонников Брекзита. Но после референдума никто вслух об этом не говорит — невозможно открыто противопоставлять себя “воле народа”. Вместо этого  говорят о “жестком” или “мягком” Брекзите, то есть рвать совсем или только чуть-чуть, не по-настоящему. 

Во всяком случае, опять не очень ясно, состоится ли полный Брекзит или дело надолго затянется, утопая в спорах и процедурах. 

Этому хаосу забавный камертон задал один из главных брекзитеров, министр иностранных дел Борис Джонсон. На вчерашней церемонии вручения наград журнала The Spectator “Парламентарий года”, Борис повторил слова Терезы Мэй “Брекзит — это Брекзит и мы добьемся, чтобы он был успешным”, а потом добавил “это будет титанический успех”. В зале раздался смех: Titanic success всем сразу напомнил об “успехе “Титаника”. Борис сообразил, что ляпнул не то что-то, поправился — “колоссальный успех”. Но уже было поздно. “Титаник” —не воробей, выпустишь — не поймаешь.

Эта заметка опубликована также (4 ноября 2016в моей колонке "Как в Европе" на портале BFM.ru. Тексты могут отличаться. Если вы редактор издания и хотели бы заказать авторам "Тетрадок" близкий по тематике и стилю материал, свяжитесь с издателем А.Аничкиным через блог.

Пресс-конференция с Керри - "A very smart and capable man" — 

понедельник, 1 августа 2016 г.

Еще об убийстве в Руане.

В Огоньке вышла моя заметка обийстве священника Жака Амеля в Руане. Здесь небольшой отрывок, полностью читайте на сайте "Огонек/Коммерсант" —

И потом, нельзя же в каждом неблагополучном молодом человеке, все равно какой веры или этнической принадлежности, нельзя же сразу в таком видеть уже состоявшегося радикала. Каждый мелкий воришка или хулиган — это еще не обязательно потенциальный джихадист. Это чаще les miserables — отверженные, как у Гюго, когда каждая трудность, проблема в жизни может вызвать в голове соскок. У таких легко может случиться вывих психики, а оттуда до агрессии, насилия — один шаг. Это может быть и мгновенная радикализация, может быть и без всякой радикализации. Вот вам всем назло, живете благополучно, а у меня ничего не получается. Джихадизм потом легко подложить как объяснение, а ИГ возьмет "акцию" на себя в доказательство своего вездесущего влияния.

Важное отличие от атмосферы после "Шарли" и даже Парижа — растерянность и разъединенность. И недоверие к властям, президенту. Этим пользуются правые партии. До выборов президента и всеобщих парламентских остается меньше года, и карта исламистского терроризма вовсю разыгрывается в политических маневрах. Мажоритарная французская избирательная система так устроена, что это еще не означает неминуемого поражения крайне непопулярного президента и победы правых. Но уже можно уверенно говорить о том, что весь общественный дискурс в стране сдвинулся резко вправо. Войну с экстремизмом — реальным и просто в головах — это обещает долгую.


пятница, 29 июля 2016 г.

Атомный Брекзит

Пётр Капица (слева) и Николай Семенов,
Картина Бориса Кустодиева, 1921 г., х/м


Европейский энергетический сектор в шоке: новое британское правительство в последний момент отложило крупнейший проект — строительство новой атомной электростанции Hinkley Point.

Договоренность уже была согласована в деталях. Буквально за несколько часов до сенсационного решения Даунинг-стрит ее одобрило правление французского энергетического гиганта EDF (Electricité de France). Проект на треть должны были финансировать китайские инвесторы. На месте будущей электростанции на западе Англии в графстве Сомерсет все было готово — подняли тенты для торжественной церемонии с участием важных персон, официанты выставили шампанское. И вот — полный разворот! Такого просто не бывает. Оказалось, бывает!

Теперь окончательное решение отложено по крайней мере до сентября. Правительство Терезы Мей поручило специалистам еще раз проработать все детали и вновь доложить, все ли в сделке продумано и обосновано.

Проект АЭС Хинкли Пойнт проговаривался несколько лет. Британская энергетика нуждается в срочном обновлении. Кроме того страна взяла на себя обязательство резко сократить выбросы в атмосферу газов, способствующих глобальному потеплению. Все угольные электростанции должны быть закрыты в ближайшие десять лет. Опору на газ, пусть и относительно дешевый, решено сократить, а долю “чистой” энергии, включая атомную, резко увеличить. На одних солнечных и ветряных электростанциях не выедешь по определению — на британских островах, как и в других местах, бывает темно, бывает, что ветер не дует. Нужен постоянный надежный источник энергии. Поэтому решили вернуться к мирному атому, несмотря на все “зеленые” опасения. Хинкли-Пойнт должен был бы до 7% потребляемой в Британии электроэнергии.

Что случилось? Кабинету Терезы Мей проект достался по наследству — его пробивали два предшествовавших правительства. Видели в нем возможность обеспечить энергетическую независимость и стабильность при сокращении выбросов. Срезáли углы, отбрасывали возражения. Новое правительство решило еще раз над ними подумать, даже с риском сорвать проект и напугать инвесторов. 

Стоимость АЭС огромна — 18 миллиардов фунтов. Для сравнения: два новых британских авианосца класса Queen Elizabeth, строящихся сейчас, кстати тоже с участием французов — корпорации Thales, обойдутся в 6,2 миллиарда фунтов. Еще одно возражение: в сделку на три десятилетия вперед заложена стоимость электричества в 92,50 фунта за мегаватт/час. Оговаривали в 2013 году, до обвала цен на нефть и газ. Теперь же выходит, что это примерно в два раза выше текущих цен. Оппоненты говорят, что проще и дешевле было бы проложить кабель по дну Ла-Манша и качать электричество из той же Франции или других европейских стран. Кроме того, новая модель французских водо-водяных реакторов для Хинкли Пойнта еще не доведена до коммерческой готовности. Аналогичные реакторы во Фламанвилле в Нормандии и на острове Олкилуото в Финляндии так и не готовы. Так что окончательная стоимость АЭС может серьезно подскочить. По некоторым оценкам, до 29 млрд.фунтов.

В самой EDF тоже нет единства по поводу проекта. Один из членов правления даже подал в отставку в знак протеста. Не уверены, что компания потянет Хинкли, и профсоюзы. Не обанкротит ли этот проект EDF? Не придется ли государству спасать главного энергопроизводителя в стране от банкротства, со всеми последствиями для экономики? Сейчас долги EDF составляют 37 млрд. евро.

И опять же Брекзит. Если Британия выходит из ЕС, то не получится ли, что этот проект выйдет как-то боком Франции — дороже, ненадежнее, с нежелательными конфликтами? 

В самой Англии вспоминают еще и о национальном престиже. Исторически Англия была первопроходцем в изучении и освоении атома, как мирного, так и военного. Дж.Дж.Томсон предложил одну из первых моделей атома — “пудинговую" еще в 1904 году. Его через несколько лет опроверг Резерфорд, руководивший в свою очередь в Кембридже работой нашего великого физика-ядерщика Петра Капицы. Обнинская АЭС в СССР была запущена в 1954 году, а на западе первая промышленная АЭС Колдер-Холл вступила в строй в Англии в 1956-м. 

Теперь научные и инженерно-технические кадры и ноу-хау практически утрачены. Новые станции в Британии не строились двадцать лет. Пришлось обратиться к французам. Такой вот вышел замес с британским мирным атомом. 

Нынешнее решение не значит, что проект будет похоронен. Несмотря на все проблемы, атомная энергия прочно вошла в список “чистых энергий”, то есть не способствующих усилению глобального потепления. А какую бы развязку ни нашли, она отзовется и в Европе, и во всем мире.

Эта заметка опубликована также (29 июля 2016в моей колонке "Как в Европе" на портале BFM.ru. Тексты могут отличаться. Если вы редактор издания и хотели бы заказать авторам "Тетрадок" близкий по тематике и стилю материал, свяжитесь с издателем А.Аничкиным через блог.

Дополнение: Борис Кустодиев рассказывал историю портрета Капицы и Семенова:

Кустодиев делал другой портрет — молодых ученых Семенова и Капицы. Так что оба портрета стояли в одно время в мастерской. Молодые ученые, приходя, видели огромное незаконченное полотно с Шаляпиным. И когда Шаляпин однажды встретил у Введенской церкви Капицу и тот поздоровался, Федор Иванович поделился с Кустодиевым:

— Знакомое лицо, а где я его видел — шут знает.
— А не этот? — спросил Кустодиев и показал стоявший на мольберте портрет двух физиков.
— Он! Кто же это?

Кустодиев засмеялся и рассказал Шаляпину, как начал писать портрет этих молодых людей.

— Пришли и говорят: "Вы знаменитых людей рисуете. Мы пока не знамениты, но станем такими. Напишите нас". И такие они бровастые, краснощекие (им и голод нипочем), такие самоуверенные и веселые были, что пришлось согласиться. Притащили они рентгеновскую трубку, с которой работали в своем институте, и дело пошло. Потом и гонорар принесли, знаете какой? Петуха и мешок пшена. Как раз заработали тогда где-то под Питером, починив какому-то хозяйчику мельницу. 

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...