пятница, 29 июля 2016 г.

Атомный Брекзит

Пётр Капица (слева) и Николай Семенов,
Картина Бориса Кустодиева, 1921 г., х/м


Европейский энергетический сектор в шоке: новое британское правительство в последний момент отложило крупнейший проект — строительство новой атомной электростанции Hinkley Point.

Договоренность уже была согласована в деталях. Буквально за несколько часов до сенсационного решения Даунинг-стрит ее одобрило правление французского энергетического гиганта EDF (Electricité de France). Проект на треть должны были финансировать китайские инвесторы. На месте будущей электростанции на западе Англии в графстве Сомерсет все было готово — подняли тенты для торжественной церемонии с участием важных персон, официанты выставили шампанское. И вот — полный разворот! Такого просто не бывает. Оказалось, бывает!

Теперь окончательное решение отложено по крайней мере до сентября. Правительство Терезы Мей поручило специалистам еще раз проработать все детали и вновь доложить, все ли в сделке продумано и обосновано.

Проект АЭС Хинкли Пойнт проговаривался несколько лет. Британская энергетика нуждается в срочном обновлении. Кроме того страна взяла на себя обязательство резко сократить выбросы в атмосферу газов, способствующих глобальному потеплению. Все угольные электростанции должны быть закрыты в ближайшие десять лет. Опору на газ, пусть и относительно дешевый, решено сократить, а долю “чистой” энергии, включая атомную, резко увеличить. На одних солнечных и ветряных электростанциях не выедешь по определению — на британских островах, как и в других местах, бывает темно, бывает, что ветер не дует. Нужен постоянный надежный источник энергии. Поэтому решили вернуться к мирному атому, несмотря на все “зеленые” опасения. Хинкли-Пойнт должен был бы до 7% потребляемой в Британии электроэнергии.

Что случилось? Кабинету Терезы Мей проект достался по наследству — его пробивали два предшествовавших правительства. Видели в нем возможность обеспечить энергетическую независимость и стабильность при сокращении выбросов. Срезáли углы, отбрасывали возражения. Новое правительство решило еще раз над ними подумать, даже с риском сорвать проект и напугать инвесторов. 

Стоимость АЭС огромна — 18 миллиардов фунтов. Для сравнения: два новых британских авианосца класса Queen Elizabeth, строящихся сейчас, кстати тоже с участием французов — корпорации Thales, обойдутся в 6,2 миллиарда фунтов. Еще одно возражение: в сделку на три десятилетия вперед заложена стоимость электричества в 92,50 фунта за мегаватт/час. Оговаривали в 2013 году, до обвала цен на нефть и газ. Теперь же выходит, что это примерно в два раз выше текущих цен. Оппоненты говорят, что проще и дешевле было бы проложить кабель по дну Ла-Манша и качать электричество из той же Франции или других европейских стран. Кроме того, новая модель французских водо-водяных реакторов для Хинкли Пойнта еще не доведена до коммерческой готовности. Аналогичные реакторы во Фламанвилле в Нормандии и на острове Олкилуото в Финляндии так и не готовы. Так что окончательная стоимость АЭС может серьезно подскочить. По некоторым оценкам, до 29 млрд.фунтов.

В самой EDF тоже нет единства по поводу проекта. Один из членов правления даже подал в отставку в знак протеста. Не уверены, что компания потянет Хинкли, и профсоюзы. Не обанкротит ли этот проект EDF? Не придется ли государству спасать главного энергопроизводителя в стране от банкротства, со всеми последствиями для экономики? Сейчас долги EDF составляют 37 млрд. евро.

И опять же Брекзит. Если Британия выходит из ЕС, то не получится ли, что этот проект выйдет как-то боком Франции — дороже, ненадежнее, с нежелательными конфликтами? 

В самой Англии вспоминают еще и о национальном престиже. Исторически Англия была первопроходцем в изучении и освоении атома, как мирного, так и военного. Дж.Дж.Томсон предложил одну из первых моделей атома — “пудинговую" еще в 1904 году. Его через несколько лет опроверг Резерфорд, руководивший в свою очередь в Кембридже работой нашего великого физика-ядерщика Петра Капицы. Обнинская АЭС в СССР была запущена в 1954 году, а на западе первая промышленная АЭС Колдер-Холл вступила в строй в Англии в 1956-м. 

Теперь научные и инженерно-технические кадры и ноу-хау практически утрачены. Новые станции в Британии не строились двадцать лет. Пришлось обратиться к французам. Такой вот вышел замес с британским мирным атомом. 

Нынешнее решение не значит, что проект будет похоронен. Несмотря на все проблемы, атомная энергия прочно вошла в список “чистых энергий”, то есть не способствующих усилению глобального потепления. А какую бы развязку нашли, она отзовется и в Европе, и во всем мире.

Эта заметка опубликована также (29 июля 2016в моей колонке "Как в Европе" на портале BFM.ru. Тексты могут отличаться. Если вы редактор издания и хотели бы заказать авторам "Тетрадок" близкий по тематике и стилю материал, свяжитесь с издателем А.Аничкиным через блог.

Дополнение: Борис Кустодиев рассказывал историю портрета Капицы и Семенова:

Кустодиев делал другой портрет — молодых ученых Семенова и Капицы. Так что оба портрета стояли в одно время в мастерской. Молодые ученые, приходя, видели огромное незаконченное полотно с Шаляпиным. И когда Шаляпин однажды встретил у Введенской церкви Капицу и тот поздоровался, Федор Иванович поделился с Кустодиевым:

— Знакомое лицо, а где я его видел — шут знает.
— А не этот? — спросил Кустодиев и показал стоявший на мольберте портрет двух физиков.
— Он! Кто же это?

Кустодиев засмеялся и рассказал Шаляпину, как начал писать портрет этих молодых людей.

— Пришли и говорят: "Вы знаменитых людей рисуете. Мы пока не знамениты, но станем такими. Напишите нас". И такие они бровастые, краснощекие (им и голод нипочем), такие самоуверенные и веселые были, что пришлось согласиться. Притащили они рентгеновскую трубку, с которой работали в своем институте, и дело пошло. Потом и гонорар принесли, знаете какой? Петуха и мешок пшена. Как раз заработали тогда где-то под Питером, починив какому-то хозяйчику мельницу. 

суббота, 23 июля 2016 г.

Шекспир, Трамп, Европа и мы.



Дональд Трамп выдвинут кандидатом в президенты США от республиканской партии. Совсем недавно это казалось невероятным, но теперь это факт, официально. 

В чем состоит феномен Трампа? Но сначала о другом — о Шекспире. Когда Трамп выступает перед толпами экзальтированных поклонников и поклонниц, это многим кажется спонтанным излиянием народного трибуна. В действительности, это отточенные фразы искушенного манипулятора-популиста. Такого, умеющего владеть настроениями народной толпы, ширнармасс, как некоторые презрительно сейчас говорят. В его речах видна искусная рука высокообразованных спичрайтеров, помноженная и на беспощадный природный ораторский талант магната-риэлтора. 

На Трампа работают не щелкоперы безграмотные. Это умелые пользователи обширного англо-саксонского, да и общемирового, конечно, литературного наследия с особой любовью к Вильяму нашему Шекспиру. Литературно-публицистический журнал The New Yorker некоторое время назад обратил на это внимание. Кандидатская речь Трампа в четверг подтвердила это наблюдение. Дональд открыл ее парафразой из Вильяма: “Friends, delegates and fellow Americans” — “Друзья, делегаты, сограждане-американцы”. В исторической драме Шекспира “Юлий Цезарь” это слова Антония у гроба Цезаря: “Friends, Romans, countrymen, lend me your ears” — “О, римляне, сограждане, друзья! Меня своим вниманьем удостойте!” 

Это ключевой момент в развитии шекспировской драмы. Антоний-Трамп разворачивает толпу с одного на другое. Говоря современными терминами, от поддержки очевидного кандидата истеблишмента, которому только что, кажется, была гарантирована победа, на безнадежного аутсайдера, кому никто не верил. Из беспардонного болтуна, совершенно несерьезного толстяка со смешной рыжей шевелюрой, Трамп вдруг превратился в реального претендента на пост самого влиятельного политика в мире, президента США. В реальность этого многие по-прежнему не верят. Аналитики, дипломаты и разведчики готовятся серьезно. 

К Европе, включая и Россию, это имеет прямое отношение. Разумеется, не только потому, что американские дела отзываются во всем мире. Президентская кампания обнажила важный феномен, охвативший весь демократический и не очень мир, от Америки, до Европы, до Турции и Арабии. Массовый протест против устоявшегося порядка — ширнармассы, а на самом деле просто люди, хотят, чтобы к их мнению прислушивались. Устоявшийся порядок, элиты, какое-то время может и не прислушиваться, только навсегда это никак не получается, невозможно. Где-то выливается в бунт, бессмысленный и беспощадный, где-то рыжий Трамп с пластиковой женой Меланией становится кумиром, где-то, как в Турции, военные поднимают переворот, где-то происходит Брекзит.

Брекзит! Британские журналисты, освещавшие съезд республиканцев, рассказывают, что никогда еще их так восторженно не принимали американцы. Что, хотите интервью? Так вы бритиш? Молодцы, так и надо — Брекзит! Еще сообщают, что это слово теперь стало нарицательным. Привязка к британскому референдуму пропала. Просто протест такой, хлопательный. Не нравится коммерческая сделка, страховой полис, еще что-то — хлопаешь дверью. Брекзит вам! 

По Европе придумывают новые варианты для “кто следующий”. Среди прочих, поупражнялся британский европарламентарий Найджел Фарадж, моторный лидер “движухи” за Брекзит. Бывший лидер Партии независимости Соединенного королевства (ЮКИП) ушел в отставку после референдума, но остался в центре внимания прессы. На днях, посклоняв разные страны, для Швеции придумал такой — “свекзит” или “секзит”, от английского Sweden. 

Аналитики отмечают, что Брекзит стал по всей Европе огромным стимулом для правых и крайне-правых движений и партий, у которых трамповские лозунги “верните нам нашу страну” и “построим стену” — один из главных. Это верно. Верно и другое — Брекзит поразил — и мобилизовал также левых, либералов, прогрессистов. 

В Англии на все лады обсуждают, пытаются понять “феномен Корбина”. Лидеру лейбористов Джереми Корбину отказали в доверии большинство парламентской фракции, но сама партия, рядовые члены — в массе поддерживают его, представляющего левое крыло оппозиционной партии,. Партия в кризисе, назначены новые выборы лидера. Более того, после объявления об открытых для членов партии выборах, всего за двое суток для участия в них подписались 183 541 человек — сто восемьдесят с лишним тысяч. Каждый уплатил при этом по 25 фунтов (2100 рублей по текущему курсу). Это больше, чем число членов правящей консервативной партии. Шутят: тайно подписываются консерваторы, чтобы остался неизбираемый лидер. Но феномен остается феноменом, лейбористские массы поддерживают “неизбираемого” лидера-левака. 

Одно из объяснений — в том же, чем объясняют и феномен Трампа, и феномен Брекзита: “перемен требуют наши сердца”, как пел Цой. Перемен требуют и справа, и слева. Не так все однозначно.

Тревожное в том, что, как мы помним из римской истории, дело вылилось в долгие  гражданские войны и пострадали как раз простые граждане. Народный крик не может оставаться неуслышанным. Народный гнев – без проявления. Во что это выльется, какой новый, страшный поворот готовит нам повивальная бабка истории, — это мы скоро увидим. Да, может, уже сейчас смотрим, только еще не видим.

(цитата из речи Антония — из перевода П.Козлова, 1903, СПб, изд. Брокгауз-Ефрон, в интернете здесь и здесь)

Эта заметка опубликована также (22 июля 2016в моей колонке "Как в Европе" на портале BFM.ru. Тексты могут отличаться. Если вы редактор издания и хотели бы заказать авторам "Тетрадок" близкий по тематике и стилю материал, свяжитесь с издателем А.Аничкиным через блог.

среда, 20 июля 2016 г.

Собеседование вступительное, журфак.


Елена Черникова.
Фото: Любовь Берзина

Гостевой пост Елены Черниковой, известного московского писателя и лингвиста, преподавателя и автора учебников и пособий о журналистике и языке, в том числе книги "Азбука журналистики" (эта и другие книги на странице сайта народ.ру и несколько статей в "Журнальном зале"). Черникова также ведет литературный клуб в московском книжном магазине "Библио-глобус" (страница клуба на фейсбуке). Подробнее о Е.Черниковой читайте в Википедии.

Эта небольшая зарисовка замечательна и тем, что она с натуры, а не с чьих-то слов. И еще своим позитивным задором, намеренно идущим вразрез многочисленным стенаниям о всеобщем упадке и деградации. В ней спрятано еще несколько мотивов и провокаций, но об этом в другой раз.

СОБЕСЕДОВАНИЕ ВСТУПИТЕЛЬНОЕ, журфак


Пришли абитуриенты, которые родились в 1998-1999 гг.

Самый частотный прозаик — Достоевский. Поэт — Пушкин.

Одна девочка сказала, что собирается в политическую журналистику. Я спросила, кого из российских политиков она считает эффективным. Она подумала и ответила, что Лавров.
Другая, хрупкое создание, уверенно видит себя в fashion-журналистике, поскольку она
"уже дизайнер и стилист" (ей 17 лет!). Весёлая, чёткая, никаких сомнений. 
Ещё был практически готовый репортёр-эколог. 

Много нормальных ощущений. Ощущение нормы.
Я нормально провела четыре часа в непрерывной беседе с нормальными семнадцатилетними людьми. 

А теперь десерт: в элитарных лицеях, оказывается, учителя преподают по качественным методикам, близким к советским, а про ЕГЭ вспоминают месяца за два-три.
То есть сначала учат детей как положено, качественно, а потом - уж так и быть. 

В школах массовых результат держится на энтузиастах-одиночках. Дети рассказывали о любимых учителях, которые ухитряются дать им и литературу, и историю "от себя".

По детям — по каждому — была видна школа, которую они месяц назад окончили. Как на рентгене. Что будет из них дальше — Бог весть, журналистика стоит на характерах, но мне сегодня было нормально. 
Главное, что все всё понимают. Даже дети.

Зарисовка опубликована на странице Черниковой в Facebook. (линк) Перепечатывается с любезного разрешения автора.

Автор фото Любовь Берзина — поэтесса и ещё известный поливалентный журналист, пишущий, автор документальных фильмов, фотограф и прочее. (здесь подборка ее стихотворений)

вторник, 19 июля 2016 г.

Тереза Мей (портрет)


В "Огоньке" .№28, 18 июля 2016 г. вышла моя статья о новом премьер-министре Англии Терезе Мей. Небольшой отрывок —

Станет ли Тереза Мей новой "железной леди", как Маргарет Тэтчер, этого никто еще не знает. Но многие обозреватели отмечают, что новому премьеру придется показывать себя в особой конкурентной среде. Речь о том, что сегодня, четверть века спустя после ухода Тэтчер, практически все ведущие политические партии Британии возглавляют женщины! За малым пока исключением — кроме либерал-демократов и лейбористов. Впрочем, у лейбористов, главной оппозиционной силы, есть шанс от этого "пока" избавиться: после брекзита в партии бушует фронда — члены парламента от оппозиции в большинстве отказали в доверии своему лидеру, представителю крайне левого крыла Джереми Корбину. Перчатку ему бросила Анджела Игл. Если она преуспеет, то вполне вероятно, что тогда в политических лидерах Великобритании останутся только дамы. Смотрим: премьер — Тереза Мей, теневое правительство — Анджела Игл; третья по числу депутатов, Шотландская национальная партия — лидер Никола Стерджен, валлийская национальная партия "Плайд Камри" — лидер Лиэнн Вуд, популярная, хоть и мало представленная в парламенте партия зеленых — лидер Кэролайн Лукас. Кроме того, и шотландскую лейбористскую и консервативную тоже возглавляют женщины. У шотландских консерваторов сильный лидер, восходящая звезда британской политики Руфь Дэвидсон к тому же еще и открытый представитель ЛГБТ. У консерваторов!

Слышу вопрос: что, совсем мужиков не осталось в политике, что ли? Остались. Но женский голос звучит теперь гордо, наравне с мужским, и ничего в этом плохого, конечно, нет.


Полностью читайте на сайте Огонька/Коммерсанта или в журнале "Огонёк".

четверг, 7 июля 2016 г.

Про ёжиков.

(стишата)
Светлана Шепелевич.

Гостевой пост Светланы Шепелевич (ее страница на фейсбуке), фотографа и литератора.

В этом стишке явно звучат интонации Чуковского, но слышен и оригинальный саунд, свой голос, что отличает настоящего автора от простого подражателя. Чуковский не придумал бы "тяжелых ежей".

(Публикуется с любезного разрешения автора, ©Светлана Шепелевич)


Топают в ночи
Тяжелые ежи.

На четыре ножки
Медные сапожки

Сделал им кузнец,
Местный удалец.

среда, 6 июля 2016 г.

Брекзит: пейзаж после битвы

Европа: кто кого куда ведет?


Несколько штрихов к европейскому пейзажу после битвы за брекзит. 

Пока в руководстве правящей консервативной партии идет борьба за место лидера и премьер-министра главные кандидаты опасаются делать высказывания, которые могли бы успокоить граждан ЕС и других иностранцев, живущих и работающих в Британии. Во всяком случае о том, что статус граждан ЕС в Великобритании станет предметом будущих переговоров с Брюсселем, заявила Тереза Мэй, министр внутренних дел и пока ведущий претендент на пост лидера. 

Чудеса, но другой кандидат, министр энергетики Андреа Ледсом, сторонница выхода из ЕС, представляющая крайне правый фланг тори, заверила европейских мигрантов, что им ничего не грозит — по ее словам, все будет, как и до брекзита, не волнуйтесь. Все перевернулось: брекзитерам позволительно успокаивать, а политическим тяжеловесам, выступавшим за ЕС, приходится оглядываться на тех, кто против. Сказывается инерция кампании вокруг брекзита, когда вопрос об иммиграции оказался решающим эмоциональным фактором, давшим победу сторонникам выхода из Европейского союза.   

Все же у многих вызывает тревогу выплеснувшиеся наружу настроения против всех “неправильных” — по языку, или цвету кожи, или религии. Архиепископ Кентерберийский Джастин Уэлби в парламенте выразил сожаление, что кампания выявила столько “яда и ненависти” в обществе. (Руководителям Англиканской церкви по традиции отведены места в Палате лордов). Он призвал бороться с ксенофобией и расизмом, а в помощники призвал апостола Павла. Архиепископ процитировал Послание к галатам (Новый Завет): “Если же друг друга угрызаете и съедаете, берегитесь, чтобы вы не были истреблены друг другом”. 

Пока же Скотленд-Ярд (полиция Большого Лондона) зарегистрировал 232 заявления от граждан о расистских инцидентах после референдума. По другим сообщениям, в несколько раз возросло число антимусульманских инцидентов. 

Между тем, на европейском континенте раздаются голоса противоположного свойства — в поддержку британцев, внезапно оказавшихся под угрозой очутиться на положении нежелательных иммигрантов. Известный французский историк, специалист в области гражданства и миграции Патрик Уайль (Patrick Weil) в своем блоге на портале газеты Le Monde выступил с эмоциональным призывом предоставить французское гражданство всем живущим в стране англичанам, напоминая об одном малоизвестном эпизоде времен второй мировой войны.

“Вспомним Черчилля,— пишет он. — 16 июня 1940, когда Франция была на пороге военного поражения, он предложил полный союз между народами Франции и Соединенного королевства с общим гражданством для всех. Предложение тогда поддержал генерал де Голль. Но французское правительство отвергло это предложение буквально за несколько часов до бесславного перемирия с нацистами. Сейчас, когда мы отмечаем 100-летие битвы на Сомме, давайте не будем забывать, что объединяет нас, французов и британцев”. 

По мнению Уайля, законы Франции допускают введение в действие такого механизма — натурализацию по факту местожительства. В случае необходимости она может быть осуществлена очень быстро, уже в июле, считает он. 

Эмоции и исторические эпизоды — это одно, реальные действия властей — другое. Но что многие на континенте сочувственно отнеслись к внезапно подвешенному положению британцев, это чувствуется.

В Германии вице-канцлер федерального правительства Зигмар Габриэль предложил предоставить германское гражданство молодым британцам, обучающимся в стране. Они хотели остаться в Европе и показали, что молодежь умнее своей странной политической элиты, сказал Габриэль. В возрастной группе 18 лет — 24 года более 70% британцев проголосовало за то, чтобы остаться в ЕС.

И еще — совершенно невероятное отмечают среди британцев-евреев. По сообщению The Independent, после брекзита в германском посольстве отметили рост запросов на информацию о получении гражданства, в том числе и от евреев — потомков эмигрантов и беженцев, спасавшихся от нацистов. Германские законы предусматривают восстановление гражданства для лиц, покинувших страну в период между 30 января 1933 года (год прихода к власти Гитлера) и 8 мая 1945 года. Это именно восстановление, а не предоставление гражданства. Никакого массового исхода не наблюдается, но настроение зафиксировано и связано оно со вспышкой расистских, ксенофобских инцидентов в Британии после брекзита.



Эта заметка опубликована также (5 июля 2016в моей колонке "Как в Европе" на портале BFM.ru. Тексты могут отличаться. Если вы редактор издания и хотели бы заказать авторам "Тетрадок" близкий по тематике и стилю материал, свяжитесь с издателем А.Аничкиным через блог.


вторник, 5 июля 2016 г.

Европа идет на разрыв.

В "Огоньке" 4 июля вышла моя статья о последствиях брекзита и перспективах для Англии и Европы (№26, 2016). Здесь — небольшой отрывок. Полностью читайте на сайте Огонька/Коммерсанта. 

Мог ли Кэмерон не объявлять референдум? Этот вопрос задают и сами британцы, и, раздраженно, в Брюсселе. Звучит он и у пикейных жилетов в России. Один комментатор пишет, "демократия — дело скользкое". Конечно, без демократии спокойнее, но уж больно скучно. 

Когда-то давно, в 1953 году, когда огнем и мечом формировался другой европейский союз — на востоке, за железным занавесом, с кровавым подавлением протестов, кумир международной прогрессивной общественности Бертольт Брехт написал стихотворение "Решение" (Die Lösung) по поводу "неправильных" результатов одного тогдашнего голосования. "Может быть, раз правительству не нравится, как проголосовал народ, пусть оно распустит народ и выберет себе другой",— насмешничал Брехт. Уинстон Черчилль говорил, в принципе, о том же, хотя более афористично: "Демократия — это худшая форма правления. Если не считать всех остальных". (В речи в Палате общин в 1947 г.)


Это, собственно, и ответ на вопрос, нужен ли был референдум.

Без демократии, конечно, спокойней —




Die Lösung, Бертольта Брехта —

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...