воскресенье, октября 26, 2014

Штирлиц, Джеймс Бонд или кто? Настоящие шпионы и их жертвы


Помните щемящую сцену из “Семнадцати мгновений весны”, когда Штирлиц “встречается” с женой? Даже обняться не дали, только музыку Таривердиева послушали. Потом наш суперагент все смотрел на Габи, как она стучит на машинке, за шахматами вспоминал супругу.

Советский разведчик — это понятно, облико морале и всё такое, холодная голова, чистые руки. А вот как бывает на самом деле? 

В Лондоне объявлено, что Скотленд-Ярд выплатил 425 тысяч фунтов (более полумиллиона евро или 28 млн.рублей) в порядке компенсации женщине, которую называют только по имени — Джеки. В обмен на это она прекращает судебное преследование полиции, жертвой незаконных операций которой себя считает. Среди её обвинений — нападение, небрежность (халатность), обман (намеренное введение в заблуждение) и нарушение служебных обязанностей (злоупотребление служебным положением).

Так юристы интерпретируют историю, которая началась в 80-е годы, в глубине британской Special Branch (контрразведывательное управление полиции по борьбе с терроризмом). “Спешал бранч” действует совместно с более известной контрразведкой министерства обороны (считается даже особой королевской службой) — Secret Service (MI5). Разделение полномочий и сфер интересов существует, но и переплетается. Это другой разговор. А в нашей истории не об этом. Так вот, внутри Special Branch действовало суперсекретное подразделение Special Demonstration Squad (SDS) — команда по борьбе с демонстрациями. В его задачу входило проникать в ряды активистов экстремистских организаций, готовых на насильственные действия, ущерб людям и имуществу. Кого записать в экстремисты, оставлялось на усмотрение самой службы.

Джеки была активисткой одной из попавших под колпак организаций — Animal Liberation Front, то есть фронт освобождения животных. 

Может показаться смешным — вот, кроликов и лисичек пожалели. На самом деле тогда было нешуточно. Хипари-анималисты боролись еще как. Громили лаборатории, где опыты на животных ставили, добивались сворачивания научных программ, под фуры с телятами бросались. Дамам в мехах стало опасно на публике появляться: дорогую шубу запросто могла облить несмываемой кровавой краской какая-нибудь лохмачка из толпы. Особенно доставалось охотникам-аристократам. Активисты устраивали засады на коллективных конных охотах, сбивали со следа, отравляли гончих, пугали лошадей... Не обходилось без жертв.

И вот на акциях фронта стал появляться симпатичный молодой парень Боб Робинсон, постепенно стал их постоянным участником. Джеки и Боб понравились друг другу, у них возникло, как ей казалось, настоящее чувство. Не знаю, играли они в шахматы как Штирлиц, смотрели ли вместе кино про Джеймса Бонда. 

Известно только, что в 1984 году у них родился сын. Роды были трудными, продолжались 14 часов, Боб все это время был с Джеки, тогда это уже практиковалось. Потом оставил записку: “Молодец, Джеки. С любовью, Боб”.

Она не знала тогда, что ее Боб был на самом деле нелегальным агентом SDS, а когда регулярно исчезал по тайным делам фронта, то на самом деле шел докладывать начальству данные глубокой разведки. А заодно еще навестить свою настоящую жену и двоих детей.
Операция по отслеживанию фронта освобождения животных продолжалась несколько лет. Боб и Джеки растили сына, ему уже два года исполнилось. 

В один прекрасный день Боб внезапно сообщил Джеки, что должен на время уехать из страны — был пожар, полиция села на хвост, подозревают фронт. И исчез, бесследно, на совсем. Джеки пришлось как-то жить дальше. Через несколько лет она вышла замуж, ребенка супруг усыновил.

Друзья ее боевой юности продолжали отслеживать, кто кем стал, кто где. И уже в 2012 году напали на след Боба. Оказалось, что настоящий Боб — Боб Ламберт ушел из полиции и теперь стал преуспевающим ученым. Джеки убедилась в этом, только когда увидела его фото в газете. Спустя 24 года!

Приключения агента народной милиции Семен Семеныча в “Бриллилантовой руке” — комедия, и до огнедышащих отношений там не дошло. А вот попробуйте представить ситуацию не комедийно, а на самом деле, всерьез. Трагедию женщины, потерявшей любимого, отца ее ребенка, оставленную без известий, без средств, — и спустя двадцать лет обнаружившую, что ее обманывали. И что должен чувствовать ее уже взрослый сын, ее муж. И что думать об этом "Штирлице", выполнявшим долг перед родиной так плодотворно. 

Бывший коллега Ламберта, близко знавший его ветеран Special Demonstration Squad Питер Фрэнсис сегодня помогает разматывать клубок тех событий. В интервью ВВС он рассказал, что интимные отношения в практике работы агентов-нелегалов подразумевались. Не было писаных правил на этот счет, но негласно предполагалось, что “когда ты направлен на долгосрочное задание, у тебя образуются отношения”. Как говорит Фрэнсис, сексуальные отношения с объектами слежки были у всех в SDS. Об этом не хвастались, но и не скрывали.

История с Бобом Ламбертом — вроде бы крайний случай, других таких, чтобы от отношений остался и ребенок, Фрэнсис не знает. Про Ламберта еще стало известно, что помимо Джеки у него были отношения с четырьмя другими активистками, с двумя — продолжительные. Судьба жестоко обошлась с ним — двое детей Ламберта умерли от редкого наследственного заболевания. А у его сына от Джеки, как выяснилось, поврежденного гена, несущего эту болезнь, нет...

На Джеки история с сексуальными похождениями агентов-контрразведчиков не закончилась. Адвокаты разбирают дела еще 14 женщин, оказавшихся в схожей ситуации. 

Скотленд-Ярд официально извинился перед ней, признав, что действия агента нанесли ей травму — “причинили боль и страдания”. Добиваться этого, как и самого признания, что Ламберт был тайным агентом, пришлось несколько лет. Извинения полиции не удовлетворяют Питера Фрэнсиса. “Помимо денежной стороны, тут еще и вопрос о системе взглядов — они по-прежнему не считают, что сделали что-то неправильное и не готовы осудить эту практику. Позорно, что зрелая демократия, как наша, может сохранять подобную тактику полиции для подрыва движений протеста”.

Зачем я все это рассказываю? Не знаю. История и захватывает, и отвращение вызывает. 

И все-таки, Штирлиц и Габи, было между ними что-то, или он все те годы, кажется, лет десять, хранил верность жене под музыку Таривердиева? Холодная голова, чистые руки — да. А как у него с горячим сердцем?

И как поступают нынешние наши штирлицы?

Эта заметка опубликована также в моей колонке на BFM.ru "Как в Европе". Тексты могут несколько отличаться.

В этом клипе встреча Штирлица с женой из телефильма "Семнадцать мгновений весны" (сцена начинается на 50-й минуте). В самом конце встреча с женой перетекает в разговор с немкой Габи.

четверг, октября 23, 2014

“Тоталь” без Маржери. Каких ждать перемен?


Кристоф де Маржери.
Фото: MEDEF. 2008.


Совет директоров французской нефтегазовой корпорации Total SA назначил в среду Тьерри Демаре председателем правления (президентом) и Патрика Пуйянне генеральным директором.

Тьерри Демаре ранее уже возглавлял корпорацию и был в последние годы ее почетным президентом, а Пуйянне руководил до сих пор в компании подразделением нефтепереработки.
Покойный Кристоф де Маржери, погибший в жуткой катастрофе в понедельник, совмещал должности президента и генерального директора. Теперь, судя по всему, они будут разделены в корпорации. Представители компании сейчас говорят о преемственности курса “Тоталь”. Однако и разделение функций президента и главного управляющего, и другие обстоятельства заставляют говорить если не о пересмотре стратегии компании, то по крайней мере о переоценке приоритетов. 

Де Маржери (у него осталась вдова и трое детей) был самой узнаваемой, колоритной фигурой в мировом нефтегазовом бизнесе. И по пышным усам а-ля офицер британской колониальной армии, давшим ему кличку “Big Moustache”, и по резким, нелицеприятным оценкам экономической и политической ситуации, и по тому напору, с которым он добивался реализации проектов, а заодно и отбивался от нападок на “Тоталь”. 

Корпорация стала мишенью для критики, когда несколько лет назад выяснилось, что она практически не платит налогов в самой Франции — все оседает в офшорах. “Никто толком не знает, что такое “Тоталь”,— говорил Маржери.— Все только знают, что это что-то плохое”. Глава корпорации всерьез предложил как-то выпустить в рекламных целях коврики с эмблемой “Тоталь”. “Пусть все об нас ноги вытирают — хоть пар выпустят”. Предложение это, правда, не приняли, слишком радикальным показалось.

С начала украинского кризиса Маржери был известен как один из самых резких критиков западных санкций против Москвы, называя их ошибкой. В этом смысле, да, Россия потеряла большого друга, как и отметил президент Путин. Впрочем, возражая против санкций, глава “Тоталя” оставался верным своему убеждению, что Европе не следует опасаться зависимости от русского газа. В России следует перестать видеть врага, настаивал он, а нужно видеть партнера. Тех, кто так считает, в ЕС немало и идея в основе здравая — чем больше сотрудничества, тем больше взаимозависимость, тем больше стабильности и предсказуемости в поведении партнеров. Эскалация событий вокруг Украины, тем не менее, заставила многих если не пересмотреть этот подход, то по крайней мере задуматься над ним.

Другая идея Маржери, вызвавшая дискуссии, даже тревогу, заключалась в том, чтобы отказаться от долларовой основы для расчетов мировых цен на нефть и использовать расчеты в евро. Эти и другие идеи, да и практические шаги руководителя Маржери до его гибели теперь дали простор для головокружительных конспирологических построений любителям искать во всем заговор. Расследование случившегося во “Внуково” еще, может, вскроет неожиданные детали.

Пока же можно с некоторой долей уверенности говорить, что произойдут серьезные перемены в стратегических приоритетах пятой в мире и третьей в Европе нефтегазовой компании. “Тоталь” еще до трагедии в Москве запланировала прогрессирующее снижение инвестиций: с 28 млрд. долларов в 2013 году до 26 млрд. в нынешнем году и до 25 млрд. в 2017 году. Еще вначале этого года Маржери говорил, что эра наращивания инвестиций в 2005-2013 годах закончилась, наступает переходная фаза — “от инвестиций к росту”.

Насколько это коснется России, с определенностью говорить еще рано. В общем объеме получаемых “Тоталь” нефти и газа российское направление дает 9%. Маржери пробивал на российском рынке проекты, которые шли трудно, даже казались безнадежными. Работы по освоению гигантского Штокмановского газового месторождения с участием “Тоталь” практически заморожены и вряд ли к ним вернутся в ближайшее время, несмотря на сотни потраченных миллионов. Это высокая Арктика, Баренцево море, район в 500 километрах от Мурманска, в 300 от ближайшего побережья Новой Земли, морские глубины — 200-350 метров. Рентабельность под вопросом. Разработка Харьягинского нефтяного месторождения в Ненецком округе (в нем участвует кроме “Тоталя” норвежская Statoil), после всех трудностей, все-таки идет с успехом. Работы идут и по гигантскому — 27 млрд. долларов инвестиций — комплексному газовому проекту на Ямале, включающему строительство завода и погрузочных терминалов для сжиженного природного газа (СПГ). “Тоталь” в нем является партнером и уже вложила такие большие средства, что вряд ли из него выйдет. По проекту Ямал-СПГ наиболее серьезно ударили западные санкции.

Еще дело в том, что у “Тоталь” в последнее время и в целом положение сложилось неважное. Не из-за России, а в силу как объективных факторов, так и, по-видимому, исчерпавшей себя корпоративной линии. В прошлом году доходы корпорации упали на близкие к катастрофическим 20%. Даже при том, что акционерам повышены дивиденды (на 1,7%, 2,38 евро на акцию).

Маржери на протяжении многих лет отстаивал стратегию “высокий риск, высокая прибыль”. Однако в течение последнего года - двух появились признаки, что и он сам, и корпорация в целом двигались к отходу от нее, к концентрации сил на наиболее рентабельных, стабильных направлениях традиционной энергетики и большему вниманию к новым направлениям: сланцевая нефть и газ, альтернативные источники. 

Гибель главы корпорации может ускорить эти изменения.

Эта заметка опубликована также в моей колонке "Как в Европе" на радиопортале BFM.ru. Тексты могут несколько отличаться.


понедельник, октября 20, 2014

Цвет зари и форма поцелуя.

(любимые цитаты)

Мне лет четырнадцать было или пятнадцать, когда я первый раз прочитал “Маленькую хозяйку большого дома”. 

К тому времени уже все мальчишеские романы и рассказы Джека Лондона освоил, только что заразился “Мартином Иденом”. А это все как-то не хотелось. Подружка сунула, на, читай, не пожалеешь. Прочитал и с тех пор не жалею.

Среди многого другого одна замечательная фраза запомнилась — по-русски. И никогда из памяти не уходила, всю жизнь. “У нее цвет зари и форма поцелуя”.

Когда нужно что-то назвать по высшему, как самое-самое, — всегда в памяти встает: цвет зари и форма поцелуя.

Недавно разыскал обе цитаты. Вот они:
Все, что на земле, под землей и на небе, радует ее и украшает ее жизнь: цветок ли мирта, который не по праву нарядился в пурпур, когда ему нельзя быть красочнее бледной лаванды; или яркая роза — знаете, этакая роскошная роза "Дюшес": ее чуть покачивает ветер, а она только что распустилась под жаркими лучами солнца... Про такую розу Паола мне сказала однажды: "У нее цвет зари, Терренс, и форма поцелуя". 
Для маленькой хозяйки все радость: серебристое ржание Принцессы, звон колокольчиков в морозное утро, прелестные шелковистые ангорские козы, которые бродят живописными группами по горным склонам, багряные лучины вдоль изгородей, высокая жаркая трава на склонах и вдоль дороги или выжженные летним зноем бурые горы, похожие на львов, приготовившихся к прыжку. А с каким почти чувственным наслаждением она подставляет шею и руки лучам благодатного солнца!
- Она душа красоты, — пролепетал Лео. — За такую женщину можно умереть; я это вполне понимаю.
- Но можно и жить для них и любить эти восхитительные создания, — добавил Терренс.

“Everything on the earth and under the earth and in the sky contributes to the passion of her days—the untoward purple of the ground myrtle when it has no right to aught more than pale lavender, a single red rose tossing in the bathing wind, one perfect Duchesse rose bursting from its bush into the sunshine, as she said to me, ’pink as the dawn, Terrence, and shaped like a kiss.
“’Tis all one with her—­the Princess’s silver neigh, the sheep bells of a frosty morn, the pretty Angora goats making silky pictures on the hillside all day long, the drifts of purple lupins along the fences, the long hot grass on slope and roadside, the summer-burnt hills tawny as crouching lions—­and even have I seen the sheer sensuous pleasure of the Little Lady with bathing her arms and neck in the blessed sun.”
“She is the soul of beauty,” Leo murmured. “One understands how men can die for women such as she.”
“And how men can live for them, and love them, the lovely things,” Terrence added.


Про качество перевода и про сам роман — в другой раз.

суббота, октября 18, 2014

Миланские сигналы


Миланские встречи по украинскому кризису на полях европейско-азиатского форума ASEM давали бы уникальную возможность найти выход из украинского кризиса. Однако, судя по первым сообщениям об итогах и даже об атмосфере на уже состоявшихся встречах, скорее следует говорить об этой возможности как об упущенной.

Внимание репортеров и аналитиков сейчас сосредоточено на том, что обсуждается. Хотя иногда больше значит не обсуждаемое, а обстоятельства. например, обстоятельства времени и места. Не то, что произшло, а то, чего не случилось.

Президент Путин опоздал на встречу с канцлером Меркель в четверг вечером. Ее было отменили, но потом, через четыре часа, уже поздно вечером, перетекшим в ночь, переговоры все же состоялись. А после них Путин отправился в гости к своему старому другу, бывшему премьеру Берлускони и пробыл у него до 3:45 ночи. Или это уже утра? 

Берлускони осужден за нарушение налогового законодательства и отбывает наказание в виде общественных работ. Для встречи с Путиным ему потребовалось особое разрешение судебных властей.

Старых друзей забывать нехорошо, тем более в беде. Но сигнал это или не сигнал о настроениях Москвы?

Меркель ведь ключевой игрок в европейском, да и мировом раскладе. Утром, на встрече в “широком формате” российский президент сидел за круглым столом в компании европейских лидеров — Олланда, Меркель, Кэмерона, итальянского премьера Маттео Ренци и руководителей ЕС Баррозу и ван Ромпея. И, несколько неожиданно, напротив него оказалась министр иностранных дел Италии Федерика Могерини. Ее имя даже не попало во многие сообщения прессы о составе участников встречи. Могерини вроде по рангу не положено. Лаврова и других министров иностранных дел усадили в ряд подальше от стола, на низких стульях без подлокотников. 

Дело в том, что Могерини 1 ноября станет координатором ЕС по внешней политике, европейским министром иностранных дел. Возможно, это тоже был такой сигнал российской стороне: познакомьтесь, вот новый ключевой игрок в европейских делах. Отдельных продолжительных переговоров с ней, кажется, не намечено. 

Ранее, когда возникла ее кандидатура, это вызвало возражения со стороны восточноевропейских членов ЕС. Могерини упрекали в прокремлевских симпатиях, “мягкости” в отношении действий России в украинском кризисе. И первый свой зарубежный визит она совершила в июле этого года в Москву, встречалась с Путиным.

В июле Федерика Могерини говорила: “Россия остается по-прежнему стратегическим партнером, но нам придется найти новые пути для восстановления диалога”. Через несколько месяцев, в сентябре она высказалась по-другому:  “Россия остается стратегическим игроком в отношении региональных и глобальных вызовов, нравится нам это или нет, но я думаю, что она больше не является стратегическим партнером”. 

Какие еще сигналы подали в Милане, сказать пока трудно. В таких многоходовых переговорах нередко бывает, что заброшенная идея, фраза, сказанная в коридоре, на ходу, потом уже вырастает в новое направление, в договоренности.

И в заключение, без прямой связи с миланскими встречами, несколько слов о “газовом факторе” в отношениях с Европой. На зависимость ЕС от поставок российских энергоносителей многие в Москве смотрят как на фактор, действующий в пользу России. Между тем, Европейская комиссия на днях провела так называемый “стресс-тест” — оценку мер и возможностей союза на случай полного или частичного отключения ее от российского газа. Получается, что по крайней мере шесть месяцев Европа сможет пережить. Через Украину поступает лишь 40% газа. Хранилища сейчас заполнены на 90%. Кроме того, наращивает поставки газа Норвегия и остается еще вариант с импортом сжиженного природного газа (СПГ), для приема которого в Европе существуют масштабные, но недоиспользуемые мощности. 

Эта заметка опубликована также в моей колонке "Как в Европе" на радиопортале BFM.ru. Тексты могут несколько отличаться.

В этом видео 2009 года Меркель встречает руководителей государств и правительств НАТО. Берлускони решает поговорить по мобильнику. Меркель ждет-ждет — и уходит.

среда, октября 15, 2014

Перчатка Маргариты.

(из Булгакова)

Перчатки с раструбом.
Модели 1920-х.


Когда я с вами целуюсь, мы отводим носы в сторону. Когда я с вами обнимаюсь, у нас головы как-то так ловко вдоль укладываются. Руки тоже место удобное находят, как и всё остальное. (Очки можно снять, как и все остальное.)

А как быть с перчатками? Нет, правда, эта булгаковская загадка меня уже много лет волнует. Вот смотрите внимательно. Первая волшебная встреча Мастера с Маргаритой на заполненной тысячами Тверской, все ее знают. Обратите внимание на деталь в самом конце (Глава 13, в зеленом издании 1978 года, М, "Художественная литература" — страница 556.):

— Она несла в руках отвратительные, тревожные желтые цветы. Черт их знает, как их зовут, но они первые почему-то появляются в Москве. И эти цветы очень отчетливо выделялись на черном ее весеннем пальто. Она несла желтые цветы! Нехороший цвет. Она повернула с Тверской в переулок и тут обернулась. Ну, Тверскую вы знаете? По Тверской шли тысячи людей, но я вам ручаюсь, что увидела она меня одного и поглядела не то что тревожно, а даже как будто болезненно. И меня поразила не столько ее красота, сколько необыкновенное, никем не виданное одиночество в глазах! [...]
И, вообразите, внезапно заговорила она:
— Нравятся ли вам мои цветы?
Я отчетливо помню, как прозвучал ее голос, низкий довольно-таки, но со срывами, и, как это ни глупо, показалось, что эхо ударило в переулок и отразилось от желтой грязной стены. Я быстро перешел на ее сторону и, подходя к ней, ответил:
— Нет. [...]
— Вы вообще не любите цветов? [...]
— Нет, я люблю цветы, только не такие, — сказал я.
— А какие?
— Я розы люблю.
Тут я пожалел о том, что это сказал, потому что она виновато улыбнулась и бросила свои цветы в канаву. Растерявшись немного, я все-таки поднял их и подал ей, но она, усмехнувшись, оттолкнула цветы, и я понес их в руках.
Так шли молча некоторое время, пока она не вынула у меня из рук цветы, не бросила их на
мостовую, затем продела свою руку в черной перчатке с раструбом в мою, и мы пошли рядом.

Черная перчатка с раструбом! Представьте себе, как неудобно идти рука под руку, когда на руке этой перчатка раструбом. Цепляется, задирается, ветер руку холодит. Такую перчатку удобно снять и бросить как вызов обидчику, но с возлюбленным под руку шагать никак. В чем тут дело? Почему Маргарита не сняла перчатку? 

Может быть, в этом и разгадка. Раструб этот — как якорь, зацепилась, соединилась с Мастером навсегда. Булгаков, кстати, не употребляет другое, распространенное слово для такого типа перчаток — краги, или перчатки с крагами. Неприятно звучит.

Раструб снова возникает в конце романа, когда Воланд уносит с собой из Москвы Мастера и Маргариту (Глава 31, стр.791 в зеленом издании):

Ну, что же,— обратился он к одному мастеру,— попрощайтесь с городом. Нам пора,— Воланд указал рукою в черной перчатке с раструбом туда, где бесчисленные солнца плавили стекло за рекою, где над этими солнцами стоял туман, дым, пар раскаленного за день города.

Или вот здесь, в одном из черновых вариантов романа (с сайта lib.ru):

Но когда сумерки сменились ночью и на небе сбоку повис тихо светящийся шар луны, когда беленькие звезды проступили в густой сини, Воланд  поднял руку, и черный раструб перчатки мелькнул в воздухе и показался чугунным. По этому мановению руки кавалькада взяла в сторону.

Воланд впервые появляется на Патриарших прудах тоже в перчатках. Маргарита же — это “косящая на один глаз ведьма” (гл.19). Так может, эти перчатки — символ магической силы? Притягивающей, неотвратимой? Пароль такой, тайный знак.

Или, может, по-другому. Раструбы (или краги) у рыцарских перчаток для защиты. Так же как у перчаток садовника или рабочего. Так же как краги у первых автомобилистов и авиаторов. Эти последние, наверное, и послужили источником моды для перчаток дамских. А символизм еще может быть такой: авиатор со своими огромными перчатками — покоритель природы, бросающий ей, всесильной, вызов. Как и движение за права женщин вначале века бросало вызов всевластию мужчин.   

Что же нужно было этой женщине?! Что  нужно было этой  женщине, в  глазах которой  всегда горел какой-то непонятный огонечек, что нужно было этой чуть косящей на один глаз ведьме, украсившей себя тогда весною мимозами? Не знаю. Мне неизвестно. Очевидно,  она говорила  правду,  ей нужен  был  он,  мастер,  а  вовсе  не готический  особняк, и не отдельный сад, и не  деньги.

Значит, перчаточные раструбы — это то же, как когда нос к носу складываются в поцелуе, а руки обвивают талию?

Иллюстрация дамских перчаток с раструбом моделей 1920-х годов перепубликуется с любезного разрешения администратора сайта Art Deco Society of California Алисы Юровой (Alice Jurow). Смотрите здесь.

В этом видеоклипе встреча Мастера и Маргариты из телефильма Владимира Бортко (2005):

М.Ю.Лермонтов

Лермонтов,
автопортрет
Нынче поутру зашел ко мне доктор; его имя Вернер, но он русский. Что тут удивительного? Я знал одного Иванова, который был немец.

- из дневник Печорина, "Княжна Мери"

15 октября — двести лет со дня рождения М.Ю.Лермонтова.

понедельник, октября 13, 2014

ПостИть или пОстить?


Ксения Туркова, наблюдательный и вдумчивый лингвист, к тому же работающий в прессе, поймала себя на том, что "виляет" с ударением в глаголе "постить", в смысле помещать заметки или комментарии в сети. То говорит постИть, то пОстить.

Природный инстинкт носителя русского языка подсказывает: постИть, а логика ума холодных размышлений предлагает следовать за английским, хоть и в глаголе to post всего один слог, и говорить пОстить, запОстить, отпОстился, запОщщено и т.д.

Не в последнюю очередь, чтобы отличать семантически от постИться, когда, следуя религиозной традиции, в чем-то на время отказывают себе — в еде, напитках, в отправлении некоторых других надобностей.

Туркова обратилась за мнением к специалистам:

Я спросила про перепост. Мнения разделились. Максим Кронгауз написал, что никогда не слышал ударения на И именно в интернет-значении. Главред «Грамоты.ру» Владимир Пахомов, напротив, предпочитает именно постить тексты, а доцент института лингвистики Татьяна Базжина рассудила так: у молодежи — перепостил, у тех, кто постарше, — перепостил.
Я предпочитаю следовать природе, поддерживаю Пахомова, буду постИть.

суббота, октября 11, 2014

Мистрали: Париж и Вашингтон в польском гамбите


Cейчас сложилась совершенно парадоксальная ситуация, когда у Америки наличествует серьезная материальная заинтересованность в том, чтобы французские “Мистрали” все же попали в Россию. А у Парижа, наоборот, образовался стимул к тому, чтобы контракт не был выполнен.
"Владивосток" у причала Сен-Назера.
Фото Quoique.

Дело с “Мистралями” для российского флота неумолимо подходит к “часу Х”. Российский МИД выступил в четверг с заявлением, потребовал от Парижа определяться. “Если нет, — сказал представитель МИД Александр Лукашевич,—деньги надо возвращать”.

Времени на принятие окончательного решения (оно остается за правительством) совсем мало — до конца октября. И момент крайне неудачный. С 27 по 31 октября в Ле-Бурже пройдет салон Euronaval 2014 — крупнейшая международная выставка военно-морской и смежной продукции. Ожидается участие 145 французских и 188 иностранных компаний, в том числе 23-х российских. Неопределенность с “Мистралями” нервирует участников, может негативно сказаться на других важных проектах, даже не обязательно военных.

Между тем, сейчас сложилась совершенно невероятная ситуация, когда у Америки наличествует серьезная материальная заинтересованность в том, чтобы французские “Мистрали” все же попали в Россию. А у Парижа, наоборот, образовался стимул к тому, чтобы контракт не был выполнен.

Ключ тут — в Польше. Решающим в судьбе “Мистралей” может оказаться давление на Францию не со стороны США, а со стороны Польши. Варшава также выражала обеспокоенность по поводу “Мистралей”. На случай, если они вдруг в Балтийском море появятся, а не на Тихом океане, как сейчас намечается.

А еще Польша, член ЕС и НАТО, осуществляет большую программу модернизации своих вооруженных сил. На нее предполагается отпустить 33,3 млрд.евро в ближайшие 10 лет. В финальной стадии находится решение об импортных закупках ракетных систем для ПВО. Причем определены два главных кандидата. Это французский концерн GIE Eurosam, с участием ведущих мировых военно-технических корпораций Thales и MBDA. Второй кандидат — американская корпорация Raytheon, известная своими “томагавками” и “пэтриотами”. 

Польский министр обороны Томаш Симоняк ясно дал понять: в контексте “Мистралей” Варшаве трудно принять позитивное решение в пользу Франции.

Как французам не дрогнуть? Стоимость польского контракта оценивается в 5,8 млрд евро, то есть в четыре с половиной раза больше, чем два “Мистраля” на 1,2 млрд. евро. Берем пять и восемь десятых миллиарда, вычитаем один и две десятых, остается очень привлекательная сумма в 4,6 миллиарда. Пусть такое упрощение не вполне корректно, но все же. И потом проект рассчитан на десять лет, включает передачу технологий, обслуживание, обучение, рабочие места для тысяч человек, долгосрочное сотрудничество...

Нет, это что ж такое получается? Смотрите: если “Мистрали” передадут, то Польша выбирает США. Значит, Вашингтону нужно как-то так хитро сманеврировать, чтобы — невероятно! — помочь французским кораблям попасть в Россию. И получить многомиллиардный польский контракт. И наоборот, еще невероятнее, у Парижа образовалось этакое гипотетическое пространство для подсечки собственному проекту! “Мистрали” не передавать, показать себя перед союзниками принципиальным борцом — и в то же время оказаться в миллиардном наваре. Конечно, если ракетный контракт достанется. 

Впрочем, и в самом Сен-Назере, где строят корабли, ситуация изменилась. Верфь недавно получила заказ на постройку нескольких гигантских круизных лайнеров, общая стоимость которого превосходит стоимость контракта на “Мистрали”. Ушел с поста премьер-министра Жан-Марк Эро. Он из тех краев и не дал бы в обиду своих.

Американцы предлагают испытанные “Пэтриоты”, к тому же уже развернутые в Польше. Raytheon и польская военно-техническая корпорация WB Electronics предлагают развернуть там производство этой системы. В центре французского предложения ракетная система Aster 30, находящаяся на вооружении Франции, Италии и Великобритании. Концерн Eurosam выступает в партнерстве с Polska Grupa Zbrojeniowa PGZ (PHO).  

Проект с универсальными вертолетоносцами завис, когда в начале сентября президент Олланд заявил, что “условия” для передачи не сложились. Имелись в виду украинские события и санкции Запада. Это прозвучало, как отмена сделки. Потом Париж пояснил, нет, не отмена, не разрыв контракта, а вроде как “прояснение позиции”. Со стороны выглядит как нерешительность, колебания. А сколько, оказывается, еще всего в подоплеке.

Так что санкции санкциями, но внутри санкционного сообщества еще и противоречивые материальные интересы действуют. И получается, что не всегда в пользу России.

Эта заметка опубликована также в моем блоге "Как в Европе" на портале BFM.ru.

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...