суббота, 6 февраля 2016 г.

Неудобный Ассанж.


Ассанж все же неловкий. 

Ситуация с Джулианом Ассанжем, руководителем международного сайта разоблачителей Wikileaks, крайне любопытна по многим причинам. Для одних он герой-обличитель, для других — преступник и враг.

Дело Ассанжа так и не закончено, а в новостные заголовки снова попало сейчас благодаря решению рабочей группы юридических экспертов ООН в пользу Ассанжа. Международные юристы признали, что действия правительств Великобритании и Швеции привели к “произвольному задержанию” Ассанжа. Так они оценили странную, даже в чем-то трагикомичную ситуацию с продолжающимся уже несколько лет содержанием героя Wikileaks в посольстве Эквадора в Лондоне. Эквадор предоставил ему политическое убежище и оборудовал жилье-офис площадью 30 квадратных метров в посольском особняке.

Рабочая группа ООН, Working Group on Arbitrary Detention, была создана в 1991 году комиссией ООН по правам человека специально для международного мониторинга случаев нарушений при задержаниях и арестах политических и гражданских активистов в разных странах. Сейчас в нее входят представители Австралии (сам Ассанж гражданин этой страны), Украины, Бенина, Южной Кореи и Мексики, всего пять экспертов.

Решение группы ООН обязательной юридической силы не имеет, ордер на арест Ассанжа и решение о его экстрадиции в Швецию остались в силе. Но в силе остается и крайне неприятное и для Англии, и для Швеции впечатление от этого дела. До сих пор группа ООН обвиняла в неправедных задержаниях “неправедные” режимы. Одним из недавних подателей жалобы в эту группы был, например, журналист американской газеты Washington Post Джейсон Резаян, задержанный властями Ирана. В начале этого года, когда международные усилия привели к развязке конфликтной ситуации вокруг иранской ядерной программы, его выпустили на свободу. 

Западные же правительства до сих пор не попадали под обвинение в нарушении международных правовых норм. В этом и состоит неловкость от выводов экспертной группы ООН.

Для многих Ассанж остается героем сопротивления произволу властей, отважным разоблачителем грязных секретов и тайных операций США, в том числе в Ираке и Афганистане. Таким образом его арест и выдача Швеции, а затем, возможно, и экстрадиция в США окажется в глазах правозащитной общественности примером притеснения гражданских прав и свобод, равно как и явной уступкой тайному “мировому жандарму” в Вашингтоне.

За последние несколько лет с тех пор, как во всем мире нашумели разоблачительные утечки Wikileaks, включая и время вынужденного “заключения” в эквадорском посольстве (с 2012 года) Ассанж успел побывать человеком года по выбору читателей американского журнала Time, французской газеты Le Monde, рок-звездой года по версии итальянского издания Rolling Stone. Он стал героем нескольких фильмов про историю с Wikileaks, включая и мультсериал “Симпсоны”, где он озвучил себя же, и вел передачу на российском международном канале RT (Russia Today). У него многочисленные премии международных правозащитных организаций, включая и Amnesty International. 

Для США же Ассанж остается врагом, занозой, от которой так просто не избавишься. И в деле его точка еще не скоро будет поставлена.

Среди сторонников Ассанжа и президент России Путин, упрекавший западные власти в лицемерии и двойных стандартах в преследовании героя-разоблачителя. Публикации Wikileaks, правда, и российских деятелей в не лучшем свете показывали, но что ж, такова судьба обличителей. Если обличать, то обличать. 

Читайте эту заметку на портале BFM.ru в моей колонке "Как в Европе". Тексты могут отличаться. Если вы редактор и хотите заказать похожее, обращайтесь к редактору "Тетрадок".

пятница, 5 февраля 2016 г.

Ленин о патриотизме.

(цитаты)

Ленин.
Портрет работы Ираклия Гамрекели, 1924 г.
Снова заговорили о патриотизме как главной и единственной национальной идее России.

Но кто же не любит свою родину?

В нелюбви к отечеству упрекали, например, большевиков. Эти обвинения особенно острыми стали после начала первой мировой войны. Социал-демократические партии Европы выступили в поддержку своих правительств, ленинская партия (большевики) — против войны.

Тогда, в 1914 году, будущий основатель СССР В.И.Ленин написал статью "О национальной гордости великороссов". Кто вырос в Советском Союзе, помнит, что её проходили в системе партполитучебы. Положения этой статьи лежали в основе идеи советского патриотизма.

Вот цитата (В.И.Ленин, ПСС, том 26, цит. по сайту "Ленин. Революционер, мыслитель, человек"):


"Мы полны чувства национальной гордости, и именно поэтому мы особенно ненавидим свое рабское прошлое (когда помещики дворяне вели на войну мужиков, чтобы душить свободу Венгрии, Польши, Персии, Китая) и свое рабское настоящее, когда те же помещики, споспешествуемые капиталистами, ведут нас на войну, чтобы душить Польшу и Украину, чтобы давить демократическое движение в Персии и в Китае, чтобы усилить позорящую наше великорусское национальное достоинство шайку Романовых, Бобринских, Пуришкевичей. Никто не повинен в том, если он родился рабом; но раб, который не только чуждается стремлений к своей свободе, но оправдывает и прикрашивает свое рабство (например, называет удушение Польши, Украины и т. д. «защитой отечества» великороссов), такой раб есть вызывающий законное чувство негодования, презрения и омерзения холуй и хам".

Читайте также в "Тетрадках" об истории высказывания "патриотизм — последнее прибежище подлеца". Об Ираклии Гамрекели (на грузинском и английском), википедия.

четверг, 28 января 2016 г.

Шиши. Они такие.


Шиши еловые. Этого года, 2016-го. Смотрите в моем фотожурнале здесь и читайте про слово chichi в Тетрадках здесь. Рассказ Паустовского "Корзина с еловыми шишками" читайте здесь.


суббота, 23 января 2016 г.

Литвиненко. Что такое публичное расследование?

Роберт Оуэн (к тексту не имеет отношения)


Вердикт судьи Роберта Оуэна по делу Литвиненко вызвал повсюду бурную реакцию. Среди прочих вопросов, остается и что будет дальше, и каков статус самого публичного расследования.

Насчет реакции удивительно даже не то, какой она оказалась острой, а что противоречива до наоборот. Там, где, казалось, должны были бы сказать “а мы другого и не ожидали”, поразились — ну ничего себе. Там же, где могло бы быть настоящее возмущение, заявляют, что ничего особенного не увидели, всё как и было задумано.

Проницательные комментаторы обещают, что ничего суперстрашного не будет. Лондонскому Сити нужны русские деньги. Помоют немного, но слишком уж трясти не будут. Западу в целом Россия нужна как партнер в развязывании и сирийского узла, и в разматывании украинского клубка, и в иранской многоходовой истории, не говоря про международный терроризм.

Отношения, конечно, подпорчены, но не разорваны. Заявление Дэвида Кэмерона прозвучало как парафраз знаменитого высказывания железного Феликса о чистых руках, холодной голове и горячем сердце: отношения с Москвой продолжатся, но подход будет “с чистыми глазами и очень холодным сердцем” — “with clear eyes and a very cold heart”.

Еще один вопрос, ответ на который может дать ключ к пониманию того, что будет дальше, — это вопрос о статусе “публичного расследования”, public inquiry. Что это такое? “Англо-русский юридический словарь” в гнезде inquiry дает определение: “официальное расследование”. 

В британской государственно-правовой системе публичное расследование назначается в особо сложных случаях. От обычного судебного разбирательства оно отличается, среди прочего, тем, что суд может по разным причинам, в том числе и чисто техническим, удалить из дела разные неудобные или трудно подтверждаемые детали. То же может сделать и коронер — неполицейский следователь по делам о внезапной или подозрительной смерти. Публичное расследование позволяет рассмотреть и оценить всё привходящее. В то же время это не полностатусный судебный процесс, а именно разбирательство для установления обстоятельств определенного происшествия. Его возглавляет обычно опытный юрист, судья или член Палаты лордов.

Сэр Роберт Оуэн был назначен на дело Литвиненко, потому что он уже занимался им несколько лет назад как раз в качестве коронера, точнее, помощника коронера по округу Северный Лондон. В качестве председателя публичного расследования ему было предоставлено больше материалов, в том числе и тех, что остались вне общественного поля. 

Институт публичного расследования существует давно. Они назначались еще в 19-м веке. Тогда власти пользовались ими, чтобы выпустить пар общественного недовольства, а суть дела замять. Однако после второй мировой войны и до недавнего времени эти расследования приобрели характер “товарищеского суда” над властями, расследования случаев коррупции или халатности, приведшей к трагическим последствиям. Среди громких public inquiries уже нашего века расследование крушения электрички у лондонского вокзала Паддингтон и дело серийного убийцы врача Шипмэна. Нарушениями закона в прессе занималось расследование лорда Ливисона, в результате которого лишились работы несколько главных редакторов ведущих британских изданий. Газетный магнат Руперт Мердок даже закрыл одну из старейших английских газет из-за скандала. 

В число разбирательств с политической окраской входит несколько по поводу войны в Ираке, включая и подозрительные обстоятельства самоубийства Дэвида Келли. Эксперт по оружию массового уничтожения, он сделал заключения, давшие основания для участия Британии в той войне. Другое дело, одно из самых сложных, тоже о последствиях участия страны в иракской войне, с 2009 года ведет, но так и не может закончить сэр Джон Чилкот, хотя обычно публичные расследования завершают в течение около года.

Около года хватило для выводов и Роберту Оуэну. То, что выводы публичного расследования не равны по силе приговору суда, не означает, что на них можно не реагировать. Слишком велик общественный резонанс. И это далеко не всем нравится в британском истеблишменте. 

Независимость и судей, и руководителей публичных расследований — это дело святое, никто не смеет об этом даже заикнуться. Назначать же или не назначать публичное расследование — это прерогатива властей, а точнее — исполнительной её ветви, то есть правительства. Этот элемент системы был усилен законом 2005 года о расследованиях (The Inquiries Act 2005). Закон тогда вызвал критику и в парламенте, и со стороны правозащитных организаций, которые сочли, что крен произошел в пользу правительства и в ущерб правам и свободам. Закон, в частности, отменил другой, от 1921 года, служивший до этого основой для назначения публичных расследований.  

Таковы некоторые особенности проведения public inquiries, а что касается последствий, это уже другой разговор.

Эта заметка опубликована также в моей колонке "Как в Европе" (21 января 2016) на портале BFM.ru.

"I am sure". Роберт Оуэн оглашает свои заключения:

Чечня, Россия и Кадыров.

В.Путин и Р.Кадыров (фото: Kremlin.ru)

Последние заявления руководителя Чечни Рамзана Кадырова о "врагах народа" широко обсуждаются общественностью. "Европейские тетрадки" помещают гостевой пост востоковеда Сергея Абашина (22 января 2016 г.). Перепечатывается из Facebook с разрешения автора.

Все втягиваются в виртуальную борьбу с Кадыровым. 
Меня тоже возмущает то, что там делается и говорится. Но я боюсь некоторых скорых обобщений, которые уже начинают формироваться в "оппозиционной" (даже в смысле некоторого отстранения от власти, необязательно противостояния ей) среде.

Первое. Недальновидно превращать борьбу с (скажем так) кадыровщиной в борьбу с чеченцами. Это опять принцип коллективной ответственности, опять грабли, на которые мы наступаем, не решая проблем, а усугубляя их. 
Кадыров — это не все чеченцы, есть множество людей в оппозиции ему (причём как в либерально-умеренной, так и в ещё более радикально-агрессивной), есть основная масса людей, которые просто живут своей местной жизнью и молчат, их вытаскивают иногда с плакатами на митинги и вынуждают что-то прокричать, но это не значит, что они горячие сторонники Кадырова. Просто нужно это держать в уме.

Второе. Нынешний режим в Чечне — это не нечто "исламское", "кавказское", "азиатское" и пр., что спешат приписать ему многие либералы, воспроизводя опять колониальный язык "белого человека". 
Кадыровщина — это проекция кремлёвского режима, она им создана, она им финансируется, она им управляется, в том числе, чтобы отвлечь внимание от себя. Нынешний путинский режим и кадыровский как его часть — это вовсе не какая-то "архаичная азиатщина", это своеобразный строй, возникший после советской модернизации со всеми её иллюзиями, несбывшимися проектами, травмами и неспособностью постсоветской переработки этого наследия, в результате чего мы видим какую-то странную модерную архаику или периферизацию.

Третье. Решение проблемы вовсе не в отделении Чечни и наказании чеченцев. Куда их отделить? И как наказать? Нужно менять власть в Кремле, устанавливать в стране в целом новый режим, создавать новые программы развития или преодоления периферизации и в рамках этих программ думать о том, как бывшие "окраины", "колонии", "третий мир" включать в это развитие, а не строить стену, в которую они будут биться пока не разобьют её.

НБ: Тетрадки могут разделять или не разделять мнение авторов гостевых заметок.

четверг, 21 января 2016 г.

Вовочка и Джонни.

(в помощь изучающим английский язык)


Некоторые книги просто не желают пропадать. Сколько я потерял любимых и нужных книг! Некоторые другие, казалось бы ненужные, остаются и прыгают в руки при каждой перестановке на полках.

Каким-то чудом остался советский учебник английского языка для десятого (последнего) класса спецшкол с углубленным изучением английского языка (English X, E.Divinskaya, E.Vinogradova, М, "Просвещение", 1976 — Элга Абрамовна Дивинская, Елена Анатольевна Виноградова, Учебник английского языка для Х класса, 208 стр., тир. 50 тыс. экз.).

Перелистываю, и в первом уроке, на 10-й странице обнаруживаю следующий пример, иллюстрирующий речь необразованного смотрителя шлюза из "Трое в одной лодке" (Jerome K. Jerome, Three Men in a Boat): 

Упражнение:
Johnny (to teacher): Teacher, I ain't got no pencil.
Teacher:  Johnny, you're not supposed to say, "I ain't got no pencil." You're supposed to say, "I haven't got a pencil."
Johnny:  Oh! Ain't you got no pencil either, Teacher?

Этот анекдот остался у меня в памяти со школьных времен. Но только сейчас, спустя много лет, я посмотрел на него — и узнал.

Узнал английского "Вовочку", героя многочисленных, в основном сальных, иногда смешных, часто совсем не смешных, анекдотов с маленьким Джонни — Little Johnny Bad Mouth. В разных вариантах он еще фигурирует как Johnny Badmouth или Little Johnny the Bad Mouth. Юмор обычно основан на нарочитом неузнавании значения слова или фразы, семантическом соскоке, переосмыслении, нередко с опошлением. Многие сюжеты с Вовочкой один в один повторяются в анекдотах с Джонни.

Данный пример очищенный, без сальностей — одна лингвистика. Остаётся вопрос: не могли же дамы, составлявшие учебник и примеры для упражнений, не знать о другом, эротическом Джонни? Или могли? Знали, но нарочно вставили?

Тетрадки уже рассказывали о бродячих сюжетах в литературе, фольклоре и анекдотах. Например, есть анекдот про попугая из книги Эльдара Рязанова "Грустное лицо комедии", а в другом, англоязычном варианте, с senior partner, его мне рассказывал мой покойный друг Уолт Хемптон, американский издатель, с которым вместе работали над выпуском первой советско-американской газеты We/Мы в "Известиях".

Он же рассказал в один из долгих зимних вечеров и анекдот про Джонни.
Мальчик получил выговор от учителя (или учительницы) физкультуры.
Отец спрашивает, за что?
Да вот, учитель говорит, поднять правую руку, потом, поднять левую руку, потом поднять правую ногу, потом поднять левую ногу.
Отец перебивает и спрашивает, а на чем стоять-то? 
Джонни, с обидой: ну вот и я тоже это сказал!

Мы тогда аж подскочили. Как Джонни! Не может быть! Ключевое слово, за которое досталось Джонни, мы здесь опускаем. Дело в том, что точно такой же анекдот мы школьниками пересказывали друг другу — только с Вовочкой!

Да, забыл. О языке.

В примере из учебника "неправильно" не только "ain't got no" — двойное отрицание плюс нестандартная форма ain't, означающая am not, are not, is not, а также has not или have not. Неправильно обращение Teacher. К учителю полагается обращаться Miss или Sir. Или по крайней мере полагалось во времена, когда был издан учебник.

Кроме того, не вполне корректна поправка самой учительницы (или учителя): I haven't got a pencil. Так сейчас говорят сплошь и рядом, но "правильнее" I don't have a pencil или I have no pencil.

Дисклеймер: К нацлидеру РФ В.В.Путину анекдотовый Вовочка никакого отношения не имеет, но вождь мирового пролетариата В.И.Ленин нередко появлялся под видом Вовочки.

Пример другого совпадения сюжетов, с той же ошибкой "it ain't" (предупреждение: +18) см. на русском здесь и на английском здесь. Обзор бродячих героев русских анекдотов в журнале Эксперт/Русский репортер читайте здесь. Включает высказывание одного исследователя о том, что русский анекдот вовсе не уникален в мировом опыте. 

вторник, 19 января 2016 г.

Игрушка Гамлета. (СМИ vs пресса)





Тетрадки бойкотируют эту варварскую аббревиатуру и приглашают читателей присоединяться. Просто не использовать.

Здесь мы помещаем очередное онтологическое доказательство неприемлемости акронима в нашем обиходе. Кадр из революционного мультфильма "Необыкновенный матч" (1955 г., мультфильм на Ютьюбе здесь). Мягкие игрушки в спартаковской форме побивают деревянных плохишей-макутов в динамовской форме. За год до речи Хрущева 1956-года, оттепель еще только в воздухе чувствовалась.

"Гамлета" тогда уже можно было прочитать, но ни разоблачения Пастернака, ни фильма Козинцева с объяснением, почему не годится говорить и писать СМИ, — этого еще не было.

Гамлет (Гильденстерну): Это так же просто, как лгать. Перебирайте отверстия пальцами, вдувайте ртом воздух, и из неё польётся выразительнейшая музыка.

Вот эта сцена. В роли Гамлета Иннокентий Смоктуновский:

понедельник, 18 января 2016 г.

ФИФА, некоторые малоизвестные детали.


Расследование дел в ФИФА началось задолго до нынешних осложнений в отношений России с Западом. Сегодня в “Огоньке” вышла моя статья “Показательная месть” об участниках и обстоятельствах этого расследования. Помещаем отрывок —

В конце 2010-го агенты ФБР в Нью-Йорке Джаред Рендалл и Джон Пенза, расследовавшие не связанные прямо с ФИФА дела российской организованной преступности, обратили внимание, что в фокус то и дело попадают футбольные деятели разного уровня. Затем Стив Берримен, агент Службы внутренних доходов США (Internal Revenue Service, IRS) по Лос-Анджелесу, выяснил, что у высокого чина ФИФА Чака Блейзера проблемы с подачей налоговой декларации. И в августе 2011 года открыл уголовное дело. Когда на Блейзера собрали достаточно материала, к нему пришли с предложением, от которого невозможно было отказаться. И он согласился сотрудничать со следователями в обмен на облегченный или условный приговор в будущем.

Речь, напомним, идет о конце 2011-го. Тогда Блейзер стал агентом и во время лондонской Олимпиады на тайные устройства записал инкриминирующие беседы других чинов ФИФА. Такой вывод во всяком случае можно сделать по отрывочным сообщениям прессы и релизам самих спецслужб. Американская правоохранительная "улитка" поехала — постепенно к расследованию подключалось все больше сил, оно стало международным, с участием (теперь уже) более 30 стран (!), дипломатических ведомств и финансовых организаций.
Тут необходимы некоторые пояснения. Широко известны названия главных американских спецслужб ЦРУ и ФБР. ЦРУ — внешняя разведка, в основном политическая. ФБР — внутренняя спецслужба, в основном криминальная. Меньше известно, что ФБР занимается также отслеживанием криминальных денежных потоков. И еще меньше известно о специализированной налогово-финансовой спецслужбе США — Криминальном дивизионе (уголовном управлении) Службы внутренних доходов (IRS-CI). Некоторые знатоки уверяют, что эта штучка посильнее ФБР или ЦРУ, потому что именно она "зрит в корень", то есть смотрит, откуда и куда идут доллары, невзирая на национальные границы и юрисдикции. В этом, кстати, еще один ответ на вопрос, с чего это США полезли в Европу, в международные футбольные дела: речь идет о долларах, международной резервной валюте, но одновременно и национальной американской.

Так вот, именно глава IRS-CI Ричард Уэбер возглавляет и команду следователей, ведущих дело ФИФА. У Криминального дивизиона IRS 3500 сотрудников. В том числе более 2 тысяч спецагентов, имеющих право на ношение и применение оружия. И даже агентов-нелегалов и агентов, работающих под крышей других организаций. Впрочем, не умение стрелять от бедра, а опыт анализа финансовой информации дает вес авторитету этой спецслужбы. Среди других в американском правоохранительном сообществе IRS-CI отличается одним из самых высоких рейтингов доказательности: от 80 до более 90 процентов открытых дел завершаются обвинительным приговором в суде. Это, отметим, при всем известной состязательности судебного процесса и въедливости адвокатов-защитников.

Ричард Уэбер утверждает, что никакого специального "заказа" на ФИФА не было. Просто "одно повело к другому”.

Дело продолжается и обещает принести еще немало сюрпризов. Полностью статью читайте в Огоньке/Коммерсанте.
Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...