вторник, 5 ноября 2013 г.

Французские “наши” с чужим лицом.


Эта статья опубликована (в прошлом году)
на портале BFM.ru. Тексты могут отличаться.


Свобода, ведущая народ. Делакруа.
Молодежная организация французского Национального фронта FNJ запустила недавно (нб: осенью 2012 г.) кампанию On est chez nous — “Мы у себя дома: нет антифранцузскому расизму”. На плакате FNJ яростно кричащая молодая женщина с лицом, раскрашенным в цвета национального триколора на манер футбольных фанатов.

Едва начавшись, кампания вызвала жестокие насмешки по всей стране. Шустрый телерепортер Canal+ Мулуд Ашур выяснил, что разъяренная девушка, отстаивающая chez nous (буквально — “наше место, наш дом”), вовсе даже не француженка, а — русская. Журналист установил ее имя — ”Дарижа” — нашел страничку в Фейсбуке и даже оригинальную фотографию фотомодели Дарьи из Петербурга, использованной “нашистами” из Национального фронта. На исходном фото Дарья без триколора. Французские цвета нанесли, видимо, фотошопом. И еще закрасили почему-то не понравившуюся сережку в ухе. 

Еще смешнее, что Дарья даже не говорит по-французски. Судя по информации на ее фейсбучной страничке, она владеет немецким и английским языками. От немецкого, видимо, и транслитерация имени — Darija.

Когда журналисты Le Figaro связались с национальным директором FNJ Жюльеном Рошди, тот сразу признался, что на плакате русская.  “Ну и что,—сказал Рошди.—Зато выражение у нее вполне французское. И по лицу она легко могла бы сойти за француженку”. Figaro предполагает, что в FNJ просто решили сэкономить на гонораре модели. А журнал L’Express ехидно замечает: может, просто среди французов желающих покрасоваться на таком боевом плакате не оказалось.

Национальный фронт — это, конечно, не совсем нацисты, но, скажем, крайние националисты с явно расистскими элементами в риторике и лозунгах. 

И так же верно, что кое-кто из русских во Франции переживает из-за “понаехавших” едва ли не больше, чем сами французы. Я знаю русскоязычных блоггеров, заявлявших о поддержке Национального фронта и призывавших других голосовать за него.

Могла бы питерская Даша быть настоящей француженкой и прибавит ли ей в рейтинге появление на французском плакате, сказать трудно. 

Да и “лицо” Франции, каким бы его ни представляли на плакате “нашего дома”, давно изменилось. 

По данным национального статистического института INSEE, в 2010-м году у 27,3 процентов новорожденных в стране один из родителей происходил из-за границы, в том числе у 23,9 процентов—из-за пределов ЕС. У одиннадцати процентов один из родителей происходил из Магриба — франкоговорящей арабской Северной Африки (Алжир, Тунис, Марокко). Статистики подсчитали даже процент бабушек и дедушек — иммигрантов. У примерно 40 процентов французов, родившихся в 2006-2008 годах, по крайней мере один дедушка или одна бабушка были иммигрантами.

Так и что, им не место рядом с руссколицыми “нашистами” Национального фронта?

На последних президентских выборах лидер Национального фронта Марин Ле Пен набрала в первом туре 17,9 процентов голосов избирателей, рекорд для крайне правой партии. 
Конечно, многие сторонники Ле Пен голосовали за нее из-за ностальгии по “расовой чистоте” Франции. Но не так все просто. В предвыборной риторике Николя Саркози лозунги защиты французской идентичности против иммигрантов звучали так же громко, как и у лепенистов. Но во втором туре, когда нужно было выбирать между правым президентом и левым Франсуа Олландом, лишь половина сторонников Ле Пен проголосовала за Саркози, а 20 процентов—за кандидата-социалиста.  

Эти двадцать процентов—те, кого меньше волновала антииммигрантская риторика Ле Пен, а больше—критика неспособности Саркози реформировать экономику Франции, избавить ее от непосильного налогового пресса и тяжеловесной бюрократии. Правда, и в кампании по защите французской экономики Национальный фронт прокололся. Выяснилось, что майки в поддержку Марин Ле Пен с надписью Les gars de la Marine были сделаны на самом деле в Бангладеш.

По данным глобального исследования американского PEW Foundation, 45 процентов французов (против 54-х) считают, что мусульмане в их стране стремятся усвоить общепринятые обычаи и нормы Франции — это самый высокий уровень среди развитых стран Запада. В России, по результатам этого же исследования, такого же мнения придерживается лишь 13 процентов (66 процентов так не считает). 

Что же касается интегрированности иммигрантов из мусульманских стран, то, по данным того же INSEE, большинство из них давно утратили связь с исторической родиной и в своих привычках, наборе ценностей ничем не отличаются от остальных французов в их общем доме. Отличаются разве что существующей дискриминацией по цвету кожи или фамилии. Подсчитано, что у выпускника школы или вуза с “мусульманской” фамилией в 2,5 раза меньше шансов получить даже приглашение на собеседование при поиске работы. Не говоря о самой работе. Поэтому 93 процента французов “мусульманского” происхождения голосовали за социалиста, выступающего против расизма и дискриминации.

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...