четверг, 7 ноября 2013 г.

Сикофанты и sycophants.

(как английский и французский борются в русском)


Курьезная ситуация на днях возникла в заочной пикировке двух хороших русских журналистов на фейсбуке. Я с большим уважением отношусь и к тому, и к другому, потому называть их не буду. Да и не в именах дело, а в слове "сикофант", не так часто встречающемся в нашем языковом обиходе. Возникло в комментарии по поводу открытия новой стелы в память о династии Романовых в Александровском саду и о присуждении В.В.Путину премии "Русского народного собороа": "[...] нестерпимо стыдно за [...] патриарха Кирилла, поставившего сегодня очередной рекорд сикофантства с премией "Русского народного собора".

Слово сикофант греческого происхождения. По Плутарху, так в древних Афинах называли профессиональных изобличителей. Сикофанты собирали компромат на богатых граждан, а потом либо публиковали в расчете получить вознаграждение, либо шантажировали, требовали взятки.

В русском обороте слово возникло, скорее всего, вместе с развитием классического, то бишь греко-латинского образования. Трудно точно датировать, но уже Писарев обличает своего идеологического противника как "мракобеса и сикофанта" (1865 г.). Национальный корпус русского языка дает на "сикофанта" спайк в 1920-е со ссылкой на Викентия Вересаева. Вересаев был выдающимся писателем и переводчиком древнегреческой литературы на русский ("Богу равным" Сафо - это он). Возможно, именно он "раскрутил" сикофанта. Да и 20-е дают немало оснований, чтобы  видеть сикофантство как "слово десятилетия". "Сикофант" нередко употреблял и Троцкий. Возможно также, что слово перешло в русский не из латыни, а из французского (un sycophante), где оно имеет то же значение, что и в русском — информатор, доносчик.

Однако первый журналист употребил слово сикофант в значении холуй, лакей, подхалим, сервилист. Что и вызвало насмешку второго.

Я сначала никак не мог понять, в чем дело. Оба журналиста отлично владеют русским языком, хотя ни тот, ни другой не являются профессиональными лингвистами. Потом осенило – у первого основной иностранный язык английский, у второго — французский. А по-английски sycophant значит не доносчик, а лизоблюд, подхалим. На каком-то этапе заимствования в английском смысл изменился. В современном французском — остался тот же смысл, что и в современном русском.

Журналист-англофон перенес близкое ему английское значение в русский, а журналисту-франкофону, разумеется, это сразу резануло слух.

Ошибка это, или забавный ляпсус, судите сами. 

Авторы потом сошлись лоб в лоб, несколько дней выясняли отношения, про сервилизм русской православной церкви уже и забыли. Автор-англофон всё же согласился с автором-франкофоном, поменял в своей записи "сикофантство" на "сервилизм".

Французский — редкий случай — победил. 

Читайте продолжение истории в этой заметке: "Сикофанты Интернэшнл".

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...