воскресенье, 24 мая 2015 г.

Евровидение. Голоса и немножко общего


Евровидение! Сколько страстей и споров. Считают баллы, едва ли не забывая про песни и исполнителей. А считать-то можно по-разному. Второе место Полины Гагариной, уступившей шведу Монсу Зелмерлёву, — это, между прочим, не просто успех, а успех, в котором Россия сравнялась со Швецией: рекордное число топ-пятерок в нашем веке. И у нас, и у шведов по восемь, столько ни у кого больше нет.

Здесь, на западном краю Евровидения, бурчат: вот, все эти восточно-европейские страны вошли в Евровидение, голосуют друг за друга, у нас никакого шанса. Нонсенс какой-то, а не конкурс. Я смотрел финал в английской компании, по прямой трансляции ВВС с ироническими комментариями известного английского комика Грээма Нортона. 

И вот как замечательно он отслеживал ход голосования. Да, кто в лидерах, конечно, отмечал, а еще патриотично смотрел, как дела с баллами у родной Британии, сможет ли уйти от “нуль пуан” (нулевого результата). Ушла! На четвертом месте с конца с пятью баллами. Мало того, на один балл опередила исторического соперника — Францию. Какой успех! Но еще и обида: австралийцы, практически соотечественники по британскому Содружеству и вообще не Европа, впервые участвовали в конкурсе и сразу поднялись на пятое место. Ну да, это ж не страна, а целый континет, с завистью заметил Грээм Нортон.

Мне, кстати, больше всего понравились как раз австралийский, английский и эстонский музыкальные номера, явно выше общего в общем-то усредненного уровня. Но это дело вкуса.

А что точно, это что конкурс Евровидения давно из песенного соревнования перерос в некий чемпионат популярности, своего рода конкурс красоты. Отсюда, наверное, столько страстей по поводу того, кто, как и за кого проголосовал. И отсюда же ворчания и даже протесты на официальном уровне. Нынешнее Евровидение тоже не обошлось без конфликта. Дисквалифицированы голоса жюри Черногории и Македонии. Общей картины это не меняет, но в кабинетах конкурса еще разбираются, в чем там дело.

Конечно, это нелепо, особенно когда чей-то мид или какой-то популярный комментатор вдруг начинает упрекать зрителей или жюри какой-то вроде бы дружественной страны, что они не так проголосовали, предатели. Это же просто песенки, и к тому же часто китч, нередко — эпатаж. Как австрийская Кончита с бородой. При чем тут национальный престиж и, тем более, обиды? Кстати, Австрия, хозяйка Евровидения, получила “нуль пуан”, как и Германия — самая влиятельная страна в Европе и одна из “большой пятерки” (Франция, Германия, Великобритания, Италия и Испания) главных спонсоров конкурса с автоматической квалификацией для участия в финале. 

Не знаю, что привести в поддержку моего твердого мнения, что по поводу Евровидения можно посмеяться, но никак нельзя обижаться. Разве что вот это, (опять же не знаю, попало ли на экраны российского ТВ): в середине подсчета голосов, когда Полина Гагарина вырвалась далеко вперед и казалось, что первое место нам обеспечено, Кончита подсела на кушетку к российской певице и поддержала (или поддержал?) ее, пожелал успеха. Наши мужики отвернулись, а Полина, показалось, была тронута, благодарила. 

Шведы победили — и хорошо. Все помнят квартет АББА. Это же они, шведы, нам дали всенародно любимую группу. Межу прочим, не все знают, что многие участники Евровидения именно шведским сонграйтерам (команде композиторов, поэтов-песенников и продюсеров-дизайнеров) заказывают номера для евроконкурса. В 2011 году они написали песни для России и Азербайджана, в 2012-м для девяти стран, включая Азербайджан, а в 2013 — для шести, включая Россию, Грузию и опять Азербайджан. 

Шведская музыкальная евромашина заслуживает большого признания. Объяснить этот феномен трудно. Наверное, главное — это магия успеха АББА. Всем хочется повторить феноменальную популярность группы, выигравшей Евровидение в 1974-м году. 

И все же, по числу побед на конкурсе шведы по-прежнему уступают ирландцам. За Ирландией семь побед, в том числе три года подряд (1992-94) и единственный случай, когда один и тот же певец дважды выиграл конкурс, — Джонни Логан (1980 и 1987). 

Что дает повод сказать пару слов о другом европейском событии уикенда — общенациональном референдуме в Ирландии о легализации однополых браков. На нем убедительную победу одержали сторонники этой “европейской ценности”, так раздражающей кое-кого в России. Русские комментаторы уже пишут о победе “гей-лобби”, хотя дело не в лобби, а в радикальном изменении настроений в католической Ирландии. Там говорят о социальной революции и окончательной потере морального авторитета церковью, замешанной во многочисленных сексуальных скандалах. 

Соревнование ценностей — это другой разговор, и мы еще к нему вернемся.

Эта заметка также публикуется в моей колонке "Как в Европе" на портале BFM.ru, ведщушей в России деловой радиостанции. Тексты могут отличаться.

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...