суббота, 26 ноября 2016 г.

Франсуа Фийон. Кто он?

Меркель и Фийон (2008)
Фото: EPP Summit 19 June 2008

Заключительный тур предварительных выборов — “праймериз” во французской правоцентристской партии Республиканцев пройдет в эти выходные. Ожидается, что победителем выйдет с большим перевесом Франсуа Фийон. 

Шансы стать следующим президентом французской республики у Франсуа Фийона, бывшего премьер-министра в правительстве Саркози, комментаторы оценивают как очень высокие. Кто он, 62-летний ветеран французской политики, человек, которого Владимир Путин на днях оценил как “жесткого переговорщика” и “в высшей степени профессионала”? Политик, с которым у российского президента со времен его премьерства сложились “личные отношения, очень добрые”?

Фийон, действительно, известен как последовательный сторонник развития дружественных отношений Франции и России, даже несмотря на кризисные события последних лет. Он высказывался за передачу “Мистралей” России. Его считают одним из организаторов резолюции французского парламента в пользу отмены санкций против России. И, конечно, как и отмечал российский президент, у него уже давняя история прямых рабочих отношений с российским руководством. Насколько эта “русофилия” выльется в конкретные шаги французского руководства в случае его избрания президентом, лучше считать пока вопросом открытым. Франции, при всем ее весе в Европейском союзе, придется координировать свою политику с другими странами-участниками, в первую очередь с Германией, где в лидерах остается на обозримое будущее “железный канцлер” Европы Ангела Меркель.

Выход Фийона в предвыборные лидеры показался некоторым комментаторам неожиданным, даже сенсационным. Все же, в разговорах с моими французскими знакомыми — сторонниками Республиканцев я все последнее время чувствовал некую тяжкую обеспокоенность. После поражения Саркози в 2012 году партия оказалась без явного лидера, способного воодушевить электорат и в то же время уважаемого, респектабельного. С этими поисками, вероятно, связано и новшество — введение “праймериз” на американский манер для определения наиболее популярного лидера. Оказалось, что Фийон, при всей неяркости, технократичной сдержанности, обладает теми качествами, которые кажутся необходимыми для кандидата правого мейнстрима.

В чем его “правизна”? Речь идет прежде всего о социально-экономической идеологии. Он сторонник снижения налогов, в том числе полной отмены “налога на богатство”, который Фийон считает серьезным препятствием для новых инвестиций в экономику страны. Будущее ему видится в разрегулировании, “освобождении” экономики от государственного пресса. С его премьерством при Саркози связаны реформы законодательства о 35-часовой рабочей неделе и повышении пенсионного возраста. Они вызвали широкие протесты и были не последним фактором в поражении Саркози на президентских выборах. 

При том что они относятся к правому флангу политики, Фийона и Марин Ле Пен разделяет пропасть в социально-экономической философии. Ле Пен — жесткая государственница, этатист, а Фийон в экономике — практически “тэтчерист”. Кроме разрегулирования, он еще и сторонник austerité — режима суровой экономии, сокращения госдолга и сбалансирования бюджета, а также — и это многих пугает — сокращения госаппарата (до 500 тыс.человек). Насколько эта правая линия осуществима, это другой вопрос. Но что некие шаги в этом направлении будут осуществляться в случае его избрания, это несомненно.

Франсуа Фийона можно также считать одним из ведущих французских “евроскептиков”. Он выступал еще против Маастрихтского договора 1992 года, положившего начало усиленной интеграции Европейского союза, и, оставаясь сторонником единой Европы, причем от “Атлантики до Урала”, не прекращал критики европейских институтов. 

Еще одно отличие Фийона от других западных политиков — позиция по Сирии. Франция — второй после США наиболее активный участник западной коалиции в конфликте в Сирии и Ираке. Так вот, Фийон признает возможность некоей роли для Башара Асада в дальнейшем политическом урегулировании. На этом направлении можно предположить огромное окно возможностей для договоренностей с Россией и координации дальнейших действий против ДАЕШ/Исламского государства (запрещенная в РФ террористическая группировка).

И наконец, о “скрепах”. Франсуа Фийон — последовательный, искренний сторонник традиционных религиозных и семейных ценностей, противник прогрессивных либеральных новшеств в этой области. Он был против декриминализации гомосексуализма в 1982 году, против законодательного введения режима гражданского брака — соглашения двух сторон PACS, а также и против недавней легализации однополых браков в 2013 году. Известны его высказывания против “мультикультурности”, признания права этнических меньшинств, мусульманских и иудейских общин на соблюдение своих культурно-религиозных традиций. Как к этому ни относиться, но это последовательная неоппортунистическая позиция, заслуживающая уважения, пусть и при несогласии. Повернуть вспять уже принятые решения ему и на посту президента, впрочем, вряд ли удастся. Но общего поправения официальной государственной политики в этой области вполне можно ожидать. Как и бурных протестов.

В заключение — о перестановке, даже, может быть, рокировке в акцентах российского дискурса в отношении Франции. До сих пор явно чувствовалась поддержка Национального фронта Ле Пен. Сейчас французские “кремлеведы” отмечают сдвиг в пользу Франсуа Фийона. Минуточку, как же так, а что же с Ле Пен, партия которой финансируется через связанный с Россией чешский банк? Некоторые эксперты здесь, во Франции, считают, что в результате такого “гамбита” может сложиться вдвойне выигрышная ситуация для Москвы. Если во второй тур президентских выборов проходят Фийон и Ле Пен, то в любом случае побеждает “промосковский” кандидат. 

Насколько такая оценка справедлива, это я предоставляю читателям судить самим. Гамбит, правда, рискованный. Для исхода президентских выборов выдвижение кандидатуры Фийона от основной партии правого центра может иметь решающее значение. Его политическая физиономия настолько правее традиционного правого центра французской политики, что по ряду ключевых позиций совпадает или близка к партии Ле Пен. Фийон несомненно способен забрать у Ле Пен многие голоса “новых правых”, которых Национальный фронт с огромным трудом привлек на свою сторону в последние годы. Так что нельзя исключать парадоксальной на первый взгляд ситуации, когда во второй тур пройдет один из правых кандидатов, а вторым будет все же кандидат левых. И тогда французы дружно проголосуют против Ле Пен или Фийона, то есть за кандидата левых, как ожидается, за непопулярного президента Олланда. Повторится ситуация с переизбранием крайне непопулярного президента Жака Ширака в 2002 году, когда во второй тур неожиданно прошел тогдашний лидер НФ папаша Жан-Мари Ле Пен.

Эта заметка опубликована также (25 ноября 2016в моей колонке "Как в Европе" на портале BFM.ru. Тексты могут отличаться. Если вы редактор издания и хотели бы заказать авторам "Тетрадок" близкий по тематике и стилю материал, свяжитесь с издателем А.Аничкиным через блог.

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...