вторник, 24 октября 2017 г.

Левин давно не косил.

(Четыре перевода "Анны Карениной")

 Read this post in English here
Аничкин с косой.

Аничкин, давно не косивший и смущенный обращенными на себя взглядами, в первые минуты косил дурно, хотя и махал сильно. Сзади его послышались голоса...


Вскоре старый, в юношестве еще полученный навык вдруг вернулся и трава, и крапива стала ложиться ровным подрядьем слева от меня.


Сад зарос, то шли дожди, то руки не доходили. Пришлось позвать друга со стриммером, бензокосилкой — и косой. Настоящей, с длинной ручкой и острым как бритва клинком. Удержаться мочи не было.


Когда-то давно мой дядя-лесник, живший в маленькой деревне на Псковщине, учил меня стрелять влет, читать следы зайцев и кабанов, отличать гнездо куницы от гнезда белки, пить самогон и не бояться пчел, когда вынимаешь соты из улья. А еще научил косить. Так, чтобы спина не болела и трава в разные стороны не летела.


Сад привели в порядок и я почувствовал себя прямо Левиным. Полез перечитать знаменитую сцены косьбы в "Анне Карениной" — когда Левин не хочет ударить в грязь лицом перед мужиками.

Вот пассаж из Толстого:


«
Тит освободил место, и Левин пошел за ним. Трава была низкая, придорожная, и Левин, давно не косивший и смущенный обращенными на себя взглядами, в первые минуты косил дурно, хотя и махал сильно. Сзади его послышались голоса:
— Насажена неладно, рукоятка высока, вишь, ему сгибаться как, —сказал один.
— Пяткой больше налягай, — сказал другой.
— Ничего, ладно, настрыкается, — продолжал старик. 
— Вишь, пошел... Широк ряд берешь, умаешься... Хозяин, нельзя, для себя старается! А вишь, подрядье-то! За это нашего брата по горбу, бывало.
»

Эх, хорошо! А как это получилось в переводах?

Вот тот же отрывок в переводе англичанки Констанс Гарнетт (Constance Garnett):

«

Tit made room, and Levin started behind him. The grass was short close to the road, and Levin, who had not done any mowing for a long while, and was disconcerted by the eyes fastened upon him, cut badly for the first moments, though he swung his scythe vigorously. Behind him he heard voices:
"It’s not set right; handle’s too high; see how he has to stoop to it," said one.
"Press more on the heel," said another.
"Never mind, he’ll get on all right," the old man resumed.
"He’s made a start... You swing it too wide, you’ll tire yourself out.... The master, sure, does his best for himself! But see the grass missed out! For such work us fellows would catch it!"
»

Этот же пассаж в переводе Ричарда Пивера / Ларисы Волохонской (Richard Pevear / Larissa Volokhonsky):


«
Titus cleared his place and Levin followed him. The grass near the road was low, and Levin, who had done no mowing for a long time and was embarassed by the looks directed at him, mowed poorly for the first few minutes, though he swung strongly. Voices were heard behind him:
‘It’s not hafted right, the handle’s too long see how he had to bend,’ one voice said.

‘Bear down on the heel,’ said another.
‘Never mind, he’ll get himself set right,’ the old man went on. 
‘See, there he goes... The swath’s too wide, you’ll get tired... He’s the owner, never fear, he’s doing his best! And look at the hired men! Our kind would get it in the neck for that.’
»

Вот еще один образец из американского перевода Натана Хэскелл Доула (Nathan Haskell Dole):

«
Sef opened the way, and Levin followed in his track. The grass was short and tough; and Levin, who had not mowed in a long time, and was confused by the watchful eyes of the men, at first made very bad work of it, though he swung the scythe energetically. Voices were heard behind him:

"He does not hold his scythe right: the sned is too high. See how he stoops like," said one.
"Bears his hand on too much," said another.
"No matter, it goes pretty well," said the head man.
"Look, he goes at a great rate! Cuts a wide swath! .... He'll get played out. The master is trying it for himself as hard as he can, but look at his row! For such work my brother was beaten once."
»

Гарнетт, Моды и Доул — младшие современники Толстого и, наверное, могли ясно представить себе и косу, и может даже видели косарей за работой на покосе. Перевод Пивера/Волохонской вышел в 2000 году, когда уже мало кто, кроме немногих любителей ручной косы, был знаком и с ее устройством, и с техникой косьбы. В особенности с русской косой, несколько отличающейся от обычной косы в других странах восточной и западной Европы. Русская коса обычно имеет прямую, без изгиба, и длинную, в человеческий рост деревянную рукоять (также косье, косовище, древко), лезвие ´yже, но длиннее западных вариантов. Посередине рукоять перехватывает V-образная деревянная ручка-ухватка, высоту которой регулируют под рост косца. На этом фото 2006 года из района Нижнего Новгорода (Википедия) хорошо видны эти детали.

Русская коса. 
Снимок 2006 г., Нижний Новгород.
Фото:Vladimir Menkov.


Концы ручки стягиваются бечевкой или же, в другом варианте, 
полосками свежей коры орешника или ивы, тут же, к случаю срезанными, как и делал мой дядя. Штука в том, чтобы подобрать высоту ручки на длинной рукояти-древке так, чтобы при косьбе можно было сохранять вертикальное положение тела и, размахивая косой справа налево, одновременно делать шаг за шагом вперед. При этом "пятку" косы (место, где клинок крепится к рукояти) нужно держать как можно ближе к земле, но не цеплять за нее, а кончик клинка должен быть чуть выше "пятки". При такой технике трава аккуратно подхватывается клинком и ложится ровным рядом (подрядьем) слева от тебя. Во времена Толстого артель опытных косарей двигалась по полю ступенькой, один за другим, и скошенное сено аккуратно ложилось за ними рядами. Эти ряды и называются "подрядье". Слово есть в словарях. Например: 
Подрядьеср. Край скошенной полосы, ряда. Толковый словарь Ефремовой. Т. Ф. Ефремова. 2000.)

Мужики в этой сцене критикуют неаккуратное подрядье, оставляемое отвыкшим от этой работы Левиным.

Как видим, переводчики — современники Толстого ухватили эту особенность техники ручной косьбы, но наши современники Пивер и Волохонская не поняли детали. Из их перевода следует, что рукоять слишком длинна, хотя дело не в длинной рукояти, а в V-образной ручке, не подогнанной, очевидно, под рост Левина. Они явно не поняли, и где рукоять, а где рукоятка (ручка): the handle's too long. У Гарнетт верно: handle's too high. Доул использует более редкое, но тоже точное слово sned: the sned is too high. (См. определение в словаре Collins’ здесь).

Доул споткнулся о "придорожную траву", пропустил эту деталь, но добавил tough - жесткая, но Гарнетт отлично поняла, о чем речь и просто написала near the road. У Доул еще одна, очень смешная ошибка. Широко распространенное выражение "наш брат" (по-английски our lot) он перевел как "мой брат" — "my brother".

Пивер-Волохонская нелепо попались и еще с одним словом. "Подрядье" они не узнали и перевели как "hired men" — наемные работники. Возможно переводчиков сбило с толку, что в предыдущей фразу говорится, что Левин, как хозяин, для себя старается, а наемным-то что, все равно. Во-первых, а во-вторых однокоренное слово "подряд", которое означает "договор, конракт". Вот и вышел "наемный люд", хотя достаточно было заглянуть в словарь.

Из трех приведенных отрывков победителем среди переводчиков, конечно, выходит Гарнетт. Кроме того, что у нее нет ошибок, ее строй фразы, как мне кажется, ближе к ритму Толстого и по-английски звучит естественнее. Последнее, впрочем, может быть делом вкуса.

Позже я нашел у себя на полках еще один перевод "Анны Карениной" — Луизы и Элмера Модов (Louise and Aylmer Maude), друзей Толстого, много сил посвятивших популяризации его работ на Западе. Вот их версия (цитирую по изданию Oxford University Press / Humphrey Milford edition, the World's Classics, 1926):


Titus made room for Levin, and Levin followed him. By the roadside the grass was short and tough, and Levin, who had not done any mowing for a long time and was confused by so many eyes upon him, mowed badly for the first ten minutes, though he swung his scythe with much vigour. He heard voices behind him:
'It's not properly adjusted, the grip is not right. See how he has to stoop!' said one.
'Hold the heel lower,' said another.
'Never mind! It's all right: he'll get into it,' said the old man. 'There he goes...'
'You are taking too wide a swath, you'll get knocked up.' ... 'He's the master, he must work; he's working for himself!'... 'But look how uneven! ... 'That's what the likes of us used to get a thump on the back for.'


Сцена покоса из фильма "Анна Каренина" (Мосфильм, 1967, реж. Александр Зархи, в роли Левина Борис Голдаев, статья в википедии) — 



Подписывайтесь на наше издание. Достаточно вписать адрес мейла в окошке подписки наверху страницы справа). Приглашаем поддержать "Тетрадки" материально через PayPal (см.кнопку вверху справа). Всего сто рублей/1,5 евро/50 гривен серьезно помогут продолжать выпуск "Тетрадок".

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...