вторник, 13 апреля 2010 г.

Польское прости: Имя твое

Наш давний спор незавершенный
Должны мы кончить, дорогие.
За круглым тем столом доныне
Сидим без жеста и без слова.
Кто расколдует нас? Кто вырвет
Из рук беспамятства былого?
("Томашув",  Юлиан Тувим) 

Мне хотелось сказать братьям полякам что-то теплое, от души, от боли - так, чтобы поняли: мы по-настоящему сопереживаем. Не должно было этого случиться, не должен был президент и все, кто был с ним, погибнуть в день большого примирения. Но что сказать? Какие слова? (фото с официального сайта президента Польши.)

Лех Качиньский

Юрия Трифонова, одного из лучших русских писателей ХХ века, в Польше спросили как-то: "А какое влияние оказала на Вас польская литература?" Трифонов испугался, про себя ответил: "Да никакого". Как же быть? Всё-таки в гостях, нельзя обижать. А потом стал думать и вдруг вспомнил, как зачитывался историческими романами Генрика Сенкевича, всерьез, запоем. И чем больше вспоминал, тем больше понимал: да, оказала, и еще какое!

Я мало читал Сенкевича, но меня перепахала замечательная польская поэзия - Адам Мицкевич, Юлиан Тувим. И еще, как ни странно, переводы русских поэтов на польский. Я бы, наверное, не любил и не понимал Цветаеву, если бы не услышал ее однажды в польском переводе.

А открывала нам замечательную музыку польской речи Эва Демарчик, страстная, плачущая певица-чтица. Мы тогда в конце 60-х - в 70-х заслушивались ею - и бежали искать стихи, которые она пела.

Вот, любимое - "Томашув" Юлиана Тувима. (полностью можно посмотреть на сайте Надежды Далецкой)

"А может, нам с тобой в Томашув
сбежать хоть на день, мой любимый?
А ты молчишь, не отвечаешь,
И виноград ты ешь зеленый".



а это Марина Цветаева памяти Блока - на польском (оба текста дальше, в конце этой заметки).



Марина Цветаева

Имя твое — птица в руке,
Имя твое — льдинка на языке.
Одно-единственное движенье губ.
Имя твое — пять букв.
Мячик, пойманный на лету,
Серебряный бубенец во рту.

Камень, кинутый в тихий пруд,
Всхлипнет так, как тебя зовут.
В легком щелканье ночных копыт
Громкое имя твое гремит.
И назовет его нам в висок
Звонко щелкающий курок.

Имя твое — ах, нельзя! —
Имя твое — поцелуй в глаза,
В нежную стужу недвижных век.
Имя твое — поцелуй в снег.
Ключевой, ледяной, голубой глоток…
С именем твоим — сон глубок.

15 апреля 1916

и то же по-польски:

Imię twe — ptaszyna w ręku,
Imię twe — sopelek w ręku.
Jedno jedyne ust poruszenie,
Imię twe — drgnienie,
Piłeczka w biegu schwytana,
Srebrna pieśń dawno słyszana.

Radość moja, tak wielka
Z łaski bożej, póki zorza,
Nie dogoni zorzy.

W słabym odgłosie nocnego biegu
Huczy twe imię, jak pieśń w szeregu,
I po imieniu nie zawołam,
Rąk nie wyciągnę ku Twej stronie
Przed świętością woskowego czoła
Tylko z daleka się pokłonię

Imię twe, ach — czyż można !
Pocałunek w oczy, z ostrożna,
W maleńkie, głośno bijące serce...
Imię twe — pocałunek w śniegu kobierce...

Beznamiętny — za mym oknem, cały w zorzy,
Po śniegu idziesz, który kroki głuszy,
Cudowny zesłanniku boży,
Światłości cicha mojej duszy.
Pod powolnym śniegiem stojąc,
Klęknę w zapatrzeniu pokornym
I w najświętsze imię twoje
Ucałuję śnieg wieczorny.


W owym miejscu, po którym wyniośle
Ty przyszedłeś w ciszy śmiertelnej,
Światłości cicha — boży pośle —
Mej duszy władco niepodzielny.

Na duszę twoją nie nastaję
I nic ze mnie na twej drodze nie stanie.
Ręki, która przeźroczysta się zdaje,
Nowym gwoździem nie zranię.


Źródlane, lodowate, błękitne potoki...
Z twoim imieniem sen głęboki...

Польский текст с сайта textowo.pl
Скачать песни Эвы Демарчик с диска "Мелодии" 1974 года, в том числе "Томашув" на русском языке, можно здесь на сайте Алёны.

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...