четверг, 6 января 2011 г.

"Братья наши меньшие" (практикум переводчика)

Версию этой статьи на английском читайте здесь
Братья наши меньшие – All creatures great and small

Есть идиомы, настолько утопленные в колорит источника, что переводить их равнозначной идиомой языка перевода просто невозможно, не потеряв этот самый колорит. Или, что еще хуже, не придав переводу чужой, не свойственный источнику.
Сергей Есенин
Но бывают и счастливые исключения. При работе над переводами с русского на английский мне несколько раз попадалась фраза "братья наши меньшие". Её часто используют у нас – сейчас уже не столько ради поэтического усиления, а просто как обычный синоним-заменитель слова "животные" или "звери". Не каждый сразу и вспомнит, откуда фраза – из замечательного позднего, прощального стихотворения Есенина "Мы теперь уходим понемногу" (1924 г.):
Счастлив тем, что целовал я женщин,
Мял цветы, валялся на траве
И зверье, как братьев наших меньших,
Никогда не бил по голове.
Идиоматический перевод "братьев наших меньших" пришел мне в голову как-то сам собой, наверное, потому что подходящий вариант я часто слышал – на школьных утренниках, в церкви, по радио:
All things bright and beautiful,
All creatures great and small,
All things wise and wonderful,
The Lord God made them all.
All creatures great and small – подходит, мне кажется, и в самую точку! Знакомо всем, кому английский родной, и означает то же, что у Есенина. И гуманизм, и всемирное братство слышится, и переносное значение близко, но самое главное – оба идиоматических оборота глубоко сидят в культуре языка источника и языка перевода.  
Сэмюэл Кольридж
Это первая строфа и рефрен из популярного англиканского гимна All things bright and beautiful,  написанного в 1848 году Сесил-Франсес Александер. Перевода на русский я не нашел, дайте мне знать, если видели. Считается, что миссис Александер вдохновилась "Поэмой о старом моряке"  (The Rime of the Ancient Mariner, 1797-1798) Сэмюэля Кольриджа. Поэма считается одним из высших достижений английской романтической поэзии. Там есть похожие стихи: 

Farewell, farewell! but this I tell
     To thee, thou Wedding-Guest!
     He prayeth well, who loveth well
     Both man and bird and beast.
     He prayeth best, who loveth best
     All things both great and small;
     For the dear God who loveth us
     He made and loveth all.
Николай Гумилёв
В переводе  Николая Гумилева (1919) эти два четверостишия звучат так:

Прощай, прощай! Но, Брачный
     Гость,
     Словам моим поверь!
     Тот молится, кто любит всех,
     Будь птица то, иль зверь.
     Словам моим поверь!
     Тот молится, кто любит все -
     Создание и тварь;
     Затем, что любящий их бог
     Над этой тварью царь.
Традиционное исполнение гимна я помещаю в английский вариант "Тетрадок", а здесь – пародию  из репертуара Монти Пайтона ("Все твари тошные и гадкие"). Как всегда – насмешничают над христианской любовью ко всему сущему. И впрямь, как их всех любить, и комаров с мухами, и акул с крокодилами?
А это еще лучше: пародия Монти-Пайтона подложена под самые нелепые эпизоды из президентства Джорджа Буша-младшего:

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...