среда, 6 апреля 2011 г.

"Живые и мертвые". Сколько их?

Об источнике названия романа Константина Симонова

Оригинал "живых и мертвых"
Как и большинство людей моего поколения, я воспитывался в атеистическом духе. О чем не жалею, хоть и не считаю себя сейчас ни атеистом, ни агностиком, а скорее – гуманистом. Жалею же, что незнание культурно-религиозного наследия оборачивается и незнанием литературных ссылок.

Только недавно, практически случайно узнал, что "Живые и мертвые" Симонова – это цитата и имеет чуть ли не 2000-летнюю предысторию. Она из христианского Символа веры ("Верую" или "Кредо"). В западной церкви верующие его учат наизусть, в православной его тоже, кажется, учат и еще произносят при обряде крещения. Сегодня используется вариант, принятый вторым Никейским собором в 381 г.  Вот как выглядит цитата полностью в современном русском варианте (седьмой пункт символа веры):
и опять имеющего придти со славою судить живых и мёртвых, Царству Которого не будет конца.
Очевидно, что Симонов, родившийся до революции, должен был знать "Верую". Знали, конечно, и верующие, и священники. Но не помню, чтобы в советские времена когда-то указывалось на этот источник. Недавно перечитал роман и удивился, как часто персонажи употребляют в речи религиозные термины и образы – от простого речевого оборота (слава богу) до символики (сын божий). Нас в школе еще в 70-е одна особо рьяная учительница-коммунистка, услышав "боже мой" или "слава богу", каждый раз одергивала: "бога нет".  У Симонова, конечно, "живые и мертвые" – это символическое изображение войны как Страшного суда, когда проявляются настоящие достоинства и пороки людей. О чем и строчка из символа веры. Ну и конечно, во время войны русская церковь вернулась в союзники  государства как еще один источник поднятия патриотического духа.

В тексте романа фраза также подсказывает своё религиозное происхождение (глава 6):
"Без веры, без чести, без совести, - продолжал он думать о Баранове, шагая рядом с докторшей. - Пока война казалась далекой, кричал, что шапками закидаем, а пришла - и первым побежал. Раз он испугался, раз ему страшно, значит, уже все проиграно, уже мы не победим! Как бы не так! Кроме тебя, еще капитан Гусев есть, и его артиллеристы, и мы, грешные, живые и мертвые, и вот эта докторша маленькая, что наган двумя руками держит..."
Узнал я об источнике названия симоновского романа из вопроса одного американского участника дискуссии о "Живых и мертвых" на блоге Я.Шляпы. J.W.Brewer спросил русскоязычных участников дискуссии, узнаваема ли для современного читателя религиозная отсылка названия симоновского романа. Мне кажется, что едва ли. Если кто думает иначе и видел в современной печати подтверждения этого, дайте мне знать.

Быстрые и живые. Сколько их?

В архаичном английском варианте "Кредо" есть друге слово для живых – quick. В современных текстах фраза выглядит так: 
He will come again in glory to judge the living and the dead, and his kingdom will have no end.
Но часто используется и другая, наверное, более поэтично звучащая версия 1662 года:
And he shall come again with glory to judge both the quick and the dead:
Whose kingdom shall have no end.
Старое значение слова quick проявляется в таких словосочетаниях как quicksand (зыбучие пески), quicksilver ("живое серебро" – ртуть) и quickset (живая изгородь), а также в значении quick как что-то наиболее чувствительное (to cut someone to the quick  – обидеть, задеть за живое кого-то).

Это может показаться странным, но если вспомнить, что и в русском "живой" также значит быстрый, сообразительный (живость, оживленность, живо делай), то такое значение quick становится понятным.

Двойной смысл слова quick дал англоязычной культуре огромное поле для обыгрывания фразы из "Кредо", особенно в вестернах и детективах, где "живость" с оружием проводит границу между живыми и мертвыми. На википедии есть список ряда известных литературных произведений и фильмов с названием The Quick and the Dead.

Роман Нормана Мейлера о второй мировой войне "Нагие и мертвые" (The Naked and the Dead) – это также обыгрывание фразы из "Кредо". Солдаты чувствуют себя нагими перед лицом смерти – как на Страшном суде. На русском роман вышел в 1976 г. в "Воениздате" в переводе И.Разумного, В.Михайлова и В.Гладышевой, полный текст можно прочитать на Милитере.

Из сравнительно недавних фильмов известен вестерн 1995-го года The Quick and the Dead с Шэрон Стоун, Джином Хэкманом, Расселом Кроу и Леонардо ДиКаприо. В русском прокате он вышел под названием "Быстрый и мертвый" (линк к вики-статье). Там просто рассыпаны библейские ссылки – городок называется Искупление, главный отрицательный герой – Ирод. Весь сюжет это как бы окончательная разборка – "страшный суд".

Среди других известных авторов детективного жанра, использовавших эту фразу, Луис Ламур (англ. Louis L’Amour, The Quick and the Dead, 1973) и необыкновенно плодовитый тандем Эллери Квин (англ. Ellery Queen, роман 1943 г.)

С русского на английский "Живые и мертвые" переводится легко. Но вот как передать и игру слов, и ссылку на "Кредо" в переводе с английского на русский? Проблема.

Иллюстрация: делегаты Первого Вселенского собора (325 г. н.э.) с текстом Символа веры.

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...