вторник, 27 августа 2013 г.

Как мы говорим по-английски?



A.D.Miller, Snowdrops, 2011

Читаю на английском “Подснежники” Эндрю Миллера и отмечаю, как мастерски он передает особенности русской речи.

У писателя, работающего с персонажами-иностранцами, две несколько разные трудности. На своем языке передать характерные обороты, произношение, мимику и жесты, сопровождающие чужую речь. И еще, если в книге не одни иностранцы, а речь идет о контакте культур, то нужно передать, как чужие говорят на твоем языке, а ты — на чужом.

Миллер, несколько лет работавший в нулевые в Москве корреспондентом “Экономиста”, нашел несколько блестящих приемов, чтобы показать, как мы говорим. Как мы говорим по-английски и как мы говорим по-русски. Для переводчика отразить эти приемы на русском вообще задача непредставимо сложная, если не невыполнимая.

Во-первых, конечно, распространенные ошибки русских, говорящих по-английски. Своим студентам на первых же уроках я с гордостью за великий и могучий объясняю, что в русском нет артиклей. Но из-за этого мы в английском плутаем: когда the, когда a, когда вообще можно без артикля, далеко не всегда ясно, сколько бы ни зубрил грамматику. Говорили тут с одним знакомым русским писателем, уже много лет живущим в Англии, и как-то всплыло, оба смеясь признались, что до сих пор путаемся. А у Миллера русские — не очень образованные люди — говорят по-английски вообще без артиклей.

Второе, более сложное, касается не ошибок как таковых, а необычных для английского оборотов, переходящих из русского словоупотребления. Вот пример:

‘Are you liking it?’ said the sunglasses girl. ‘Are you liking our Moscow?’
“Вам нравится? — спросила девушка в темных очках. — Вам нравится у нас в Москве?”
В другом месте другая девушка спрашивает: “Why did you come in our Russia?” — буквально, “Зачем вы приехали в нашу Россию?” или, точнее, “Зачем вы приехали к нам в Россию?” 

Никакой англичанин не скажет “наш Лондон” или “у нас в Лондоне”. Скажут “здесь” — ‘do you like it here?’ или ‘do you like London?’ Не то чтобы совсем не говорят “мы” в значении “мы, англичане”, но “у нас...” с добавлением места — это характерная черта русской речи. Поэтому по роману и рассыпано это необычное для английского “our”. В данном случае речевая характеристика годится и когда в романе говорят по-английски, и когда диалог по-русски передан на английском. 

Другой пример: “нормально” в ответ на вопрос “как дела”. По-английски так не говорят. Скажут, “окей” или “файн”, еще иногда говорят ‘I am good’. Это, последнее, появилось недавно, в тинейджерской речи. Когда же в английском тексте возникает ‘normal’, то читателю ясно — это русская особенность.

Есть и более тонкие вещи. Обманутый герой романа пытается выяснить, где правда, а где ложь, в том, что ему говорят. В ответ слышит: ‘This is not important’. Правильнее сказать ‘it’s not important.’ Дело даже не в этом, а в том, что обычная для русского фраза “это неважно” означает “не скажу, не лезь не в свое дело”, что по-английски чаще выражают как ‘I won’t/can’t say/tell’ или грубее ‘mind your own business.’

Роман у Миллера вышел замечательный, хоть многое и неприятно читать о себе. Но что же, на зеркало неча пенять, коли рожа крива. “Тетрадки” к этой книге еще вернутся.
“Подснежники” в русском переводе Сергея Ильина есть в продаже на Озоне и на некоторых сайтах доступны для чтения онлайн. На Амазоне ищите под названием Snowdrops. У писателя есть своя страница в фейсбуке.

Фото подснежников: А.Аничкин, Тетрадки.

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...