вторник, 25 февраля 2014 г.

Лев Толстой и русофобы.


Ты вообще против всего русского!
— Вообще-то я всю жизнь работаю в Институте русского языка.
— И что?
— Ну русский язык он же русский...
— Это другое!
Толстой и Горький.

Это диалог, записанный лингвистом Ириной Левонтиной на фейсбуке (ее страница здесь). Что называется, "срезал!" Или "срезала", уж не знаю, кто там был.

"Это другое" мне сразу напомнило что-то до боли близкое. Но не сразу вспомнил, что. Потом всплыло. "Это другое" — это же цитата из Льва Толстого. Точнее атрибутированная цитата, то есть может, было, может, нет. В пересказе. Максим Горький провел с Толстым полгода в Крыму, тогда еще части Российской империи. Потом по своим отрывочным записям написал замечательный очерк "Лев Толстой". 

Замечательный тем еще, что из него хорошо видно — Горький тогда уже чувствовал, сколько олухов позже будут отрицать и ниспровергать Льва Николаевича в России. И до исторического материализма, и в советской, и в нынешней. Отсюда же и приписанная Ленину фраза "какая глыба, какой матерый человечище". Это в ответ на "зеркало революции". "Зеркало" писалось с нелеповатой насмешкой горькою обманутого сына, а Алексей Максимович поправил: зеркало-зеркалом, а все-таки "в Европе некого поставить рядом с ним". И освятил именем вождя.  

В очерке "Лев Толстой" фраза "это другое" возникает в беседах Горького с Толстым по крайней мере три раза. После разговора о Флеровском Горький поясняет: 

Если он не хотел отвечать, то всегда говорил: «Это другое». 

Вот и ключ. А вы говорите, русофобия. Русофобия — в головах.

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...