понедельник, 17 марта 2014 г.

Филипп Красивый и тамплиеры.

(из истории информационных войн)

Казнь тамплиеров. С гравюры 1384 г.

Семьсот лет назад в Париже, на островке Иль-де-Жуиф — Еврейский остров — сожгли двух лидеров ордена тамплиеров. На костре закончили земной путь Великий магистр ордена тамплиеров (храмовников) Жак де Моле и рецептор тамплиеров в Нормандии Жоффруа де Шарне. Сегодня в "Огоньке" вышла моя статья про историю "информационных войн" тамплиеров и Филиппа Красивого. Да, если кто не знает, это французский король — один из идолов и русских антисемитов-нацистов. 

Вот отрывок из статьи:


В истории храмовников гремучая смесь: нераскрытые тайны, странные обряды, волшебная сила, сказочное богатство при личной бедности, прикосновение к заветным христианским реликвиям, замки, путешествия, интриги и — трагическая гибель из-за ложных наветов. Лучшей "формулы успеха" для мифа не придумать. А то, что в этой истории так много навсегда утраченных звеньев, дает простор фантазиям и домыслам художников. Например, "Код да Винчи" Дэна Брауна, "раскрывающий" главный секрет тамплиеров и Святого Грааля, разошелся в 80 млн экземпляров.
Есть еще одна сторона, о которой меньше вспоминают, но которая, возможно, сыграла главную роль в возрождении и переосмыслении образа тамплиеров уже в близкое нам время. Это понятие рыцарства.
Собственно говоря, в основе формирования рыцарских орденов лежало этическое начало. Идея Крестовых походов дала военному сословию, при всех оговорках, высокую цель — справедливую войну, умноженную на обещание прощения грехов. И еще что важно — войну по правилам. Аббат Бернар Клервоский, церковный идеолог XII века, создал для тамплиеров кодекс поведения, требовавший среди прочего уважения к врагу, борьбы по правилам и милости к поверженным.
В дальнейшем кодекс усложнялся, в рыцарский набор добавился еще культ любви к прекрасной даме, возвышенной и неосуществимой: рыцарю-то, пока он рыцарь, жениться не полагалось.
Понятия благородства, чести и милосердия из кодекса тамплиеров перешли в рыцарскую литературу Средних веков и Возрождения, а в конце XVIII — начале XIX века оказались в центре внимания аристократической интеллигенции. Наследниками тамплиеров стали называть себя, примерно с 1760-х годов, франкмасоны.
Одним из главных элементов этики рыцарства стало сопротивление развращающей, тиранической власти. В тот ранний, романтический, период, наверное, никто больше не сделал для популяризации рыцарства, чем шотландец Вальтер Скотт. По одной из легенд, храмовники, спасшиеся от разгрома в XIV веке, перебрались именно в Шотландию. Скотта еще при жизни переводили и читали по всему миру. В романе "Айвенго" главный отрицательный герой — храмовник Бриан де Буагильбер. Но драматический конфликт завязан как раз на идеалах рыцарства, следования которым требовал кодекс поведения тамплиеров. Только формулирует их уже Айвенго. Вот как он объясняет, что это такое:
— Чистый светильник рыцарства только и помогает нам распознавать, что благородно, а что низко. Рыцарский дух отличает доблестного воителя от простолюдина и дикаря, он учит нас ценить свою жизнь несравненно ниже чести, торжествовать над всякими лишениями, заботами и страданиями, не страшиться ничего, кроме бесславия. Рыцарство! Оно источник чистейших и благороднейших привязанностей, опора угнетенных, защита обиженных, оплот против произвола властителей! Без него дворянская честь была бы пустым звуком. И свобода находит лучших покровителей в рыцарских копьях и мечах!
Вот так, рыцарь — борец против произвола власти и защитник свободы.  

Полностью заметку читайте на сайте "Коммерсант-Огонек"

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...