воскресенье, 21 июня 2015 г.

Европейские ценности: аресты и исполнители.


Российская пресса пестрит заголовками об арестах имущества компаний и организаций в Бельгии, во Франции, в других странах в связи с иском акционеров ЮКОСа. Между тем, в самой западной прессе, это “неновость”. Нужно хорошенько поискать, чтобы найти сообщения о том, что происходит. В новостных аншлагах этого нет. Почему?

Кто заглянул за новостные заголовки, как, например, мои коллеги здесь на BFM, сразу понял, что речь идет о сугубо технической, процедуральной вещи, пока не столько об “аресте”, а о предупреждении, приглашении подать сведения об имуществе и активах. И во всяком случае не о каком-то скоординированном недружественном шаге правительств европейских стран. Решение гаагского арбитражного суда было вынесено почти год назад, в июле 2014-го. И теперь спустилось к судебным исполнителям. Во Франции и Бельгии они называются huissiers de justice.


Главная европейская ценность — игра по правилам, 
а не то, что вам рассказывают.

Они, эти “юссье”, независимы от органов исполнительной власти, исполняют решения судов или отвечают на запросы частных клиентов и бизнесов. Действуют исключительно по букве закона. Есть решение, есть документ — мы его исполняем.  В конфликтных ситуациях приглашают полицию. Но до этого обычно не доходит.

Эти исполнители дотошны, действуют по давно установившейся процедуре. Их боятся, одного письма из конторы huissiers обычно достаточно, чтобы оплата счетов была произведена моментально. И в то же время, если у вас есть законные основания оспорить решение суда или других документов, на основании которых от вас требуют денег юссье, вас выслушают, отложат исполнение до дополнительного разбора и оставят в покое на время.

Поэтому, я думаю, действия приставов и не попали в главные новости Франции и Бельгии. А получатели их писем всполошились.

Мне самому за годы, прожитые во Франции, пришлось иметь дело с huissiers и с принимающей, и с наносящей удар стороны. Про то, как отбиваться, в другой раз. Сейчас про то, как наносить удар. 

Как быть, если у тебя небольшой бизнес, оборотного капитала с гулькин нос, самому платить нужно по счетам, а если тебе не платят, то и тому, кому ты должен, тебе заплатить нечем? В моем случае, в издательском бизнесе, доход от рекламодателей и продаж, а платить нужно и типографии, и авторам, и дизайнерам. 

По правилам, счет за выполненную работу должен быть оплачен в течение 30 дней с момента его выставления. Если тебе не заплатили, тогда посылаешь rappel — напоминание, повторное извещение. Если снова не платят, еще одно, последнее напоминание. Снова не заплатили, что ж делать нечего, собираешь счета, напоминания, копии, свидетельства о регистрации бизнеса в папку — и к huissiers. 

Это, как правило, небольшие компании в ближайшем городке. Назначаешь встречу, приходишь, рассказываешь ситуацию, передаешь документы, – и все. Никакой долгой и дорогой судебной тяжбы. Если у тебя малый бизнес, небольшой относительно счет — сразу к юссье. Дальше за долгом гоняется он. Себе оставляет процентов десять. Удобно и эффективно. Он находит клиента, пишет ему требование оплатить долг. В случае неоплаты наносит личный визит. Одеты юссье в строгие черные костюмы, ездят на дорогих, тоже черных авто. Держатся вежливо, но строго. Весь авторитет власти, которая зиждется на законах и правилах, налицо. Никаких понятий — только закон и процедура.

Много раз убеждался — действует. Один раз сидел в конторе юссье, ждал встречи. Передо мной какой-то дядечка. Нервничает, теребит в руках письмо от исполнителей. К нему вышли. Говорит, вот, пришел, готов оплатить долг. Весь? Да! И достает из бумажника пачку денег. Вот все. Дали расписку, дело закрыто.


Стрелка
В другой раз под вечер вдруг в ворота нашего дома стремительно въезжает большой фургон. Мужик-штукатур у нас в журнале размещал рекламу своего бизнеса, но уже несколько месяцев не платил. Оказалось, лично прикатил оплатить просроченный счет! Чуть не плачет, рубаху на себе рвет: да я, да у меня вот так, денег нет, едва выкручиваюсь, а вы — сразу к юссье. Мой милый добродушный золотой ретривер Стрелка в жизни никого не обидел, а тут так разволновался от этого вторжения, что с перепугу тяпнул штукатура за ляжку. Тот кричит — ага, собака укусила! 

Не укусила — так, ущипнула. Я говорю должнику: моя собака кусает только тех, кто вовремя не платит по счетам. Ну мы рассмеялись, налили по рюмке кальвадоса, все уплатил и дальше оплачивал вовремя.

В больших, миллиардных случаях, как с ЮКОСом, конечно, все сложнее, больше юссье задействовано, больше бумаг, переписки, дольше с апелляциями и разбором претензий. Но по сути то же.

Я об этом пишу, чтобы, кто меня прочитает в России, понял: главная европейская ценность — игра по правилам, а не то, что вам рассказывают. По понятиям тут тоже, бывает, пытаются. Но чаще, рано или поздно, бывают наказаны. 

Что же до большой картины вещей, то да, новость это или не новость, а разъединение Европы и России, к сожалению, продолжается с неприятной неумолимостью.

Эта заметка также опубликована в моей колонке "Как в Европе" на портале BFM.ru, ведущей российской деловой радиостанции. Тексты могут несколько отличаться.

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...