воскресенье, 13 сентября 2015 г.

Вот, новый поворот.* Левак Корбин.

Джереми Корбин.
Фото: David Hunt.



Ведущая партия парламентской оппозиции в Великобритании выбрала нового лидера. В субботу объявлены итоги голосования. Победил Джереми Корбин, опытный левый политик и парламентарий, восемь раз избиравшийся от лондонского округа Северный Ислингтон. Эта новость выходит далеко за рамки внутриполитической. Касается всей Европы и России в том числе.

Избрание Корбина британские комментаторы называют землетрясением, тектоническим сдвигом. Одни — с паникой, другие — с торжеством, третьи — с веселым удивлением. 

Дело в том, что Корбин представляет крайне левое крыло лейбористской партии, или, скажем так, традиционных левых. Тех, кого в советские времена числили в верных друзьях СССР. И тех, кого со времен тэтчеровского разгрома начала 1980-х годов считают совершенно неэлекторабельным. Как говорил ведущий британский обозреватель Джон Хамфрис, “народ не хочет левого правительства”. К тому же только в мае этого года лейбористская партия под руководством “красного” Эда Милибэнда потерпела тяжелое поражение от консерваторов. 

Речь идет в первую очередь о социально-экономической политике. Со времен Тэтчер широко утвердилось мнение, что нечего пособиями кормить всякую шелупонь за счет налогов на честно работающих тружеников. Левые придут к власти — развалят экономику, задушат бизнес, страну заставят залезть в такие долги, что полный капут настанет.

Эти же аргументы работают и сейчас. Однако финансово-экономический кризис, разразившийся в 2008, году заставил многих посмотреть иначе на вещи. А как быть с возрастающим имущественным неравенством? Как быть с зарплатами ниже прожиточного минимума? Что делать с жильем по недоступным ценам? Почему крупные корпорации не платят налоги, а мы платим? Не зажрались ли банкиры и политики? Крупные скандалы в финансовой сфере и злоупотребления среди парламентариев подтолкнули сопротивление политике austerity — жесткой экономии, в первую очередь на социальных расходах и образовании. Те факторы, которые вызвали движение протеста occupy несколько лет назад, они не исчезли, даже кое в чем обострились. 

Да, лейбористы потерпели поражение на выборах этого года. Многие аналитики расценили это как нет левому выбору вообще. На самом деле электорат лейбористов не уменьшился, а даже увеличился на несколько процентов. Депутатов они потеряли за счет особенностей избирательной системы и границ округов. Голод на “большую левую идею” остался. Его и заполнил Джереми Корбин.

Поначалу его считали аутсайдером, друзья буквально вытолкали его на авансцену, мол, нельзя оставлять поле дебатов центристам. За три месяца кампании, с ее открытыми дебатами, собиравшими тысячи людей, Корбин стал невероятно популярным. И медийно самым заметным, не в последнюю очередь благодаря яростным нападкам как правой прессы, так и умеренных “новых лейбористов”. Создатель “нового лейборизма” бывший премьер-министр Тони Блэр даже предложил, фигурально, конечно, сделать пересадку сердца всем, кто поддерживает Корбина.  

И тем не менее, он одержал убедительную победу — почти 60% голосов, а кандидат — сторонница Блэра набрала менее 5 процентов. Причем в лейбористскую партию повалила аполитичная раньше молодежь (одно из предложений Корбина отменить плату за обучение в вузах). На момент голосования в партии насчитывалось 554 272 зарегистрированных избирателей. Такого активизма здесь не припомнят.

Социально-экономические вопросы стояли в дебатах на первом месте. Но и за взгляды в области внешней политики ему доставалось, вплоть до обвинений в “полезном идиотизме” в пользу Москвы. Впрочем, у Корбина взгляды скорее традиционные для левых — антиимпериалистические, антиглобалистские, гуманитарные. Он против ядерных “Трайдентов”, известный деятель Amnesty International и основал антивоенную Stop the War Coalition, боролся против войны в Ираке, требовал ареста Пиночета, критиковал политику Израиля и выступал за отмену санкций против Ирана. 

В  украинском кризисе он винит НАТО, про действия России в Morning Star написал, что они “not unprovoked”, то есть “не неспровоциорованные” и вызваны расширением НАТО на восток. Эти заявления вызвали широкую критику у украинских и западных комментаторов, ему пришлось оправдываться и объяснять свою позицию.

Впрочем, в русофилы и “полезные идиоты” его как-то трудно записывать. И в колоде постоянных комментаторов на российских внешних телеканалах он не появлялся постоянно. Дал довольно осторожное интервью на RT, в котором он выступил за улучшение отношений “уважительное существование” между Англией и остальным миром в общем плане.

Корбин, наверное, не столько “наш” левый, сколько просто левый, из тех, что могут быть и неудобными. По традиции левые, особенно кто постарше, сохранили глубокие симпатии к России как наследнице Советского Союза. Впрочем, с деятелями, которые ставят, как Корбин, в центр своего дискурса права, равенство, достоинство, справедливость, уважение, конечно же не так просто разговаривать.

Скажут, ну и что, он всего лишь лидер оппозиционной партии. К тому же наверняка пролетит на следующих выборах, полная неэлекторабельность. Да, но во-первых демократия устроена так, что оппозиция не просто “ругает” правительство, а еще и оказывает влияние на повестку, добивается изменений в политическом курсе правительства. 

Во-вторых, и это еще важнее, может быть, пока Россия активно налаживала связи с правыми партиями, в Европе явно наметился “левый” крен. Победа “Сиризы” в Греции не была случайной. В Испании набирает силу похожее движение “Подемос”. В Германии на региональном уровне прошла малозамеченная, но важная рокировка. В Тюрингии (одна из земель бывшей ГДР) впервые после воссоединения страны премьер-министром стал представитель Die Linke, партии-наследницы коммунистической СЕПГ. Социал-демократы, партнеры Меркель на федеральном уровне, перешли в коалицию с коммунистами на региональном. 

Так что победа левака Корбина в Англии — это отражение общего тренда. 

А первым делом после победы он решил пойти на демонстрацию в поддержку сирийских беженцев. Они проходят в эти выходные в Лондоне и во многих других городах Европы. 

Эта заметка опубликована также в моей колонке "Как в Европе" (24 июля 2015 - 12 сентября) на портале BFM.ru. Тексты могут отличаться.

Guardian обратила внимание на искажение содержания интервью Корбина на RT в британской прессе. (читайте анализ в колонке Media Monkey здесь: "Monkey suspects the red terror hysteria came from an overenthusiastic headline writer at the Times"). Виталий Шевченко на Би-би-си обозревает реакцию на выборы лейбористского лидера в российской и украинской печати в этом материале (июнь 2015). Интервью Джереми Корбина российскому телеканалу RT:


*  NB для зарубежных читателей: "Вот, новый поворот" — это напоминание об известной песне Андрея Макаревича —



Комментариев нет:

Отправить комментарий

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...