понедельник, 19 октября 2015 г.

Клеветникам Европы. Рейтинги “мягкой силы”.

Царскосельский лицей.
Фото: Ю.Тавровский.


Сегодня, 19 октября, один из славных дней российской истории — лицейская годовщина, начало необычайного взлета русской культуры, роста ее всемирной “мягкой силы”. Решил посмотреть, а как сейчас дела с этой самой “мягкой силой”?

Понятие это относительно новое, о его значении и даже содержании спорят. Обычно под этим понимают влияние и привлекательность страны, не связанное прямо с ее размерами, экономической и военной мощью, то есть факторы культурные, идеологические, даже “лицейские” — где, в какой стране наиболее популярные, авторитетные школы и университеты, научные центры, куда люди стремятся попасть на учебу или для научной работы.

По значению день лицея мог бы быть кандидатом на настоящий день России. Из него вышла плеяда, составляющая славу страны, от Пушкина до “железного канцлера” Горчакова. Одни лицеисты стали революционерами, как друзья Пушкина Кюхельбекер и Пущин, другие, как Горчаков, — выдающимися государственными деятелями. 

Сам Пушкин прошел путь от революционной романтики молодости до жесткого, государственного патриотизма и неприятия народного бунта, бессмысленного и беспощадного. Обижался на критику из-за рубежа. По поводу польского восстания 1830-го года написал “Клеветникам России”, которое сейчас, на фоне информационных войн, санкций и контрсанкций, любят цитировать патриоты нынешние:

Так высылайте ж нам, витии,
Своих озлобленных сынов:
Есть место им в полях России,
Среди нечуждых им гробов.

Многие либералы того времени разругались с Пушкиным за это стихотворение. Выражаясь современным языком, отфрендили его и даже забанили — объявили бойкот его книгам. Стихотворение, кстати, было направлено в первую очередь против лидера “русофобской” кампании в Европе, председателя французского Польского комитета маркиза Лафайета, друга Вашингтона, героя американской революции и двух французских. Пушкин считал, что Лафайет подрывает мягкой силой имперскую силу России. 

Все-таки, есть ли мерило мягкой силы? Да, индексы и рейтинги мягкого влияния разных стран в мире рассчитывают аналитические центры в разных странах. Входные данные разные, от опросов по представительным выборкам до более или менее объективных данных статистики. 

Один из недавних индексов выпустил в июле этого года известный британский политический консалтинг Portland Communications (его основал бывший советник Тони Блэра). Россия не попала в список тридцати ведущих “мягких” держав. Китай оказался на последнем месте. Топ-десятку возглавляет Британия, потому идут Германия, США, Франция, Канада, Австралия, Швейцария, Япония, Швеция и Нидерланды. Сходную картину, хотя в других последовательностях, дают и некоторые другие рейтинги мягкого влияния. 

Однако если посмотреть на рейтинг по “формуле Визбора”, то картина получается совсем иной. Помните популярную песню нашего барда про технолога Петухова? Её еще и Высоцкий пел: “зато мы делаем ракеты, перекрываем Енисей, а также в области балета мы впереди планеты всей!” Здесь предлагается учитывать и мягкую силу — балет и все такое, а также и экономическую, и военную. Примерно по такой формуле (а также с учетом присутствия на зарубежных рынках и участия в международных миссиях) рассчитывает рейтинги “глобального присутствия” мадридский центр международных и стратегических исследований Real Instituto Elcano. В докладе на 2015 год Россия на шестом месте в топ-десятке самых влиятельных в мире стран. Полностью рейтинг Elcano выглядит так: США (1099 пунктов), Великобритания (404), Германия (400), Китай (363), Франция (321), Россия (295), Япония (257), Нидерланды (231), Канада (205) и Италия (176). 

Как рассчитывают эти индексы и рейтинги, каков у них вес и стоит ли им вообще придавать значение, поговорим в следующий раз. А пока — с днем лицея!

Эта заметка опубликована также в моей колонке "Как в Европе" на портале BFM.ru. Тексты могут отличаться.

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...