пятница, 7 июля 2017 г.

Путин и Трамп: химерика и реальность.


Президенты Трамп и Путин сегодня проводят первую встречу лицом к лицу.

Это не полновесные переговоры, а именно встреча, что называется “пристрелочная” — познакомиться, попробовать шагнуть к серьезному диалогу. Или наоборот, снова все отложить на потом. Встреча запланирована на час, то есть, если вычесть время на перевод, всего тридцать минут. Многого в такие рамки не уложишь, но и мало может не показаться.

Во всяком случае по всему миру и над сонмами “диванных”, и среди серьезных аналитиков прямо дымится жадное предвкушение, словно перед финалом Уимблдона или чемпионата по футболу. Вспоминают борцовское рукопожатие Трампа, другие — опыт дзюдо за поясом у Путина. 

Внимание к внешней стороне этой дуэли объясняется просто тем, что по субстантивной части не просматриваются перспективы серьезного прорыва. Как заметил один комментатор, у двух лидеров на редкость разный настрой. Между тем, в повестке много действительно серьезного. Это не только двусторонние отношения, это еще и срочная необходимость если не сотрудничества и координации, то хотя бы коммуникации по глобальным кризисным точкам, прежде всего по Сирии и Северной Корее. Судя по оценкам аналитиков и прессы, ни первого, ни второго практически нет. Хотя это как раз те глобальные болевые точки, где Россия и США могли бы встретиться как в былые, “биполярные” времена — как две мировые сверхдержавы. 

Об этих временах в России вспоминают сейчас с ностальгией. Но ностальгия — она и есть ностальгия, память о навечно ушедшем. На прошедших неделю назад Примаковских чтениях Сергей Лавров назвал идею о том, что миром могут править две или три супердержавы “химерикой”. Конечно, это так, но ответственности за судьбы мира с лидеров крупнейших ядерных держав тоже никто не снимал.

Между тем, российско-американские отношения никак не улучшились по сравнению с президентством Обамы, когда казалось, что хуже некуда. После встречи министра иностранных дел Лаврова с Трампом наметился было прорыв — предполагалось создать российско-американскую рабочую группу по Сирии. Однако идея оказалась мертворожденной. Наоборот, после американских ракетных ударов по объектам ассадовских вооруженных сил аналитики заговорили о сирийском конфликте как о proxy war — войне чужими руками  — между Россией и Америкой. Причем с большим риском непредсказуемой, неконтролируемой эскалации, Больше, чем когда бы то ни было после второй мировой войны. Восток Ближний — дело такое. 

По мнению бывшего британского посла в России Тони Бентона, настолько опасной кризисной точки мир давно не знал. Достаточно случайности, чтобы случилась катастрофа. Как считает дипломат, за внешними встречи все-таки можно будет разглядеть успех или неуспех. Во-первых, если встреча продлится дольше намеченного, значит, возник серьезный диалог. Во-вторых, если по ее итогам будет создан некий постоянный рабочий орган — значит диалог был по крайней мере результативным. А это уже можно было бы считать успехом.    


Скоро увидим, какие контуры просматриваются — “химерика” или что-то обнадеживающее.

Эта заметка опубликована также (7 июля 2017в моей колонке "Как в Европе" на портале BFM.ru. Тексты могут немного отличаться. Если вы редактор издания и хотели бы заказать авторам "Тетрадок" близкий по тематике и стилю материал, свяжитесь с издателем А.Аничкиным через блог.

Как представил встречу президентов двух сверхдержав Frankie Goes to Hollywood, 1984 -

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...