понедельник, 30 октября 2017 г.

Хэллоуин как семейный американский праздник.


Накануне богомерзкого Хэллоуина Екатерина Мишина рассказывает о значении праздника для американцев, одной из самых религиозных наций на Западе. Новелла написана специально для "Тетрадок".
Е.Мишина на Хэллоуин.
Фото: Ольга Шварц.

Американцы обожают праздники и относятся к ним очень ответственно. Украшают дома, приобретают аксессуары, даже собак наряжают в тематические одежки. Еще не доев оставшуюся со Дня Благодарения индейку, все бросаются покупать рождественские подарки. Ёлки появляются в магазинах уже в октябре, а в некоторых местах типа китайского буфета «Сожри, сколько сможешь» или автосалона Тойоты не исчезают вовсе. Перерыва между праздничными сезонами практически не бывает: в каждый конкретный исторический момент страна готовится к какому-либо празднику. Только убрали елки — сразу везде сердечки, бело-розовые мишки и настойчивые призывы стать чьим-нибудь Валентином. 

14 февраля плотность Валентинов на квадратный метр начинает превышать предельно допустимые санитарные нормы, поэтому в этот день мы в ресторан не ходим. Поначалу я, правда, очень стремилась отпраздновать День Влюбленных в каком-нибудь предприятии общественного питания и даже что-то робко квакнула на этот счет мужу. Бывалый муж, к тому моменту проживший в Штатах больше 15 лет, посмотрел на меня опасливо и сказал:

— А давай пойдем 13 или 15-го? 14-го там все будет засижено Валентинами.

Он так убедительно это произнес, что мое буйное воображение незамедлительно явило мне следующую картину: толпы суровых бородатых Валентинов, исполненных решимости отметить день влюбленных, заполняют местные рестораны. Картина мне не понравилась, и проситься в ресторан 14 февраля я перестала.

15 февраля все, что накануне было розовым, становится зеленым, и нежные романтические Валентины превращаются в бухих Патриков. Видимо, ожидание будущего преображения уже бродило где-то в моей голове, и представившиеся мне бородатые Валентины обрели черты грядущих Патриков заблаговременно.

На смену Патрикам 18 марта появляются зайцы, овечки и маленькие уточки, так что кажется, что американцы не только готовятся к Пасхе, но и поддерживают российское протестное движение. В мае и июне чествуют мам и пап, после чего можно спокойно начинать готовиться к одному из главных национальных праздников – вешать флаги, закупать фейерверки и прятать собак. 

С первых дней сентября, когда отмечается День Труда, плотность праздников растет — Курбан-Байрам, Рош аШана, Йом Кипур, Суккот, Наваратри, Дивали… Университетская профессура порой впадает в отчаяние: в октябре назначить день внутрисеместрового экзамена, не покусившись при этом на какой-то религиозный праздник, крайне сложно.

Но главный по масштабу подготовки и степени народной любви осенний праздник – это, конечно же, Хэллоуин. Наряжаются и празднуют все. Я ужасно жалела, что у меня ни разу не было лекций 31 октября. Мои студенты, которые обычно успевали оценить мой потенциал уже к концу сентября, сокрушались еще больше. Они всегда с восторгом рассказывали, как именно оделись другие профессора, демонстрировали фотографии и интересовались, в чем пришла бы я. В ответ я в красках описывала мой первый в жизни Хэллоуин, который я праздновала в Нью-Йорке в 1990 году. Наряжались на праздник мы в общаге NYU, и подготовкой костюмов меня озадачил Сережка, еще один совгражданин, приехавший по той же, что и я, программе в школу права Нью-Йоркского университета.

— Кака, — сказал он (если помните, он обращался ко мне именно так. Ред.: читайте новеллу "Вася, Мисима и сливки") — Осознай величие момента. Мы с тобой представляем в этой общаге страну. Советские люди не должны ударить в грязь лицом. Покажем буржуинам, что мы тоже можем праздновать их вражеский праздник на достойном уровне. Валяй готовь костюмы.

Способность осознавать величие момента никогда не было моей сильной стороной, тем не менее, к поручению я постаралась отнестись ответственно. Денег на покупку костюмов не было, поэтому изготовила я их из подручных предметов. Мой костюм Призрака Коммунизма состоял из белой простыни, в которую я завернулась, и серпа и молота, старательно вырезанных мной из картонной коробки. Сережка получился существенно более нарядным — его я решила сделать демонической женщиной-призраком из черно-белого японского фильма ужасов «Черные кошки в бамбуковых зарослях». Этот фильм я посмотрела в кинотеатре «Иллюзион» за год до отъезда в Нью-Йорк, и произвел он на меня столь сильное впечатление, что половину сеанса я провела в попытках спрятаться под сиденьями. Я вкратце описала Сережке фильм, и ему идея костюма очень понравилась. 

За час до начала Хэллоуиновского парада в Гринвич-вилледж я со всем реквизитом пришла к Сережке, нарядила его в мой японский халатик с разрезами и начала гримировать. Когда образ японской женщины-призрака был практически завершен, открылась дверь, и на пороге появился Сережкин сосед, итальянец Клаудио, в просторечии именуемый Клашкой. Увидев Сережку, он замер.

— Клашка, тебе нравится мой хэллоуиновский костюм? – радостно поинтересовался Сережка.
— А кого именно ты изображаешь ? – спросил Клашка. – Портовую б***ь из Шанхая?
— Клашка, ты не творческий, — заявил Сережка. — И кино японское не смотришь. Ну какая же это б***ь? Это японская женщина-призрак.

Клашка недоверчиво глядел на нас. Он уже успел привыкнуть к нашим штучкам и знал, что с этими русскими надо держать ухо востро. 

— Я понятия не имею, как выглядит японская женщина-призрак, — сказал он. – Но я совершенно точно знаю, что в районе Кристофер-стрит тебе появляться нельзя. Вы же на парад в таком виде собрались? Я иду с вами. 

Наши с Сережкой костюмы пошли на ура. Клашка не отходил от нас ни на шаг и зорко следил за тем, чтобы какая-нибудь гендерно нетривиальная личность с Кристофер-стрит не покусилась на Сережку. А мы, вернувшись в Москву, гордо рассказывали друзьям о Хэллоуине и о том, как следует готовиться к этому празднику.

Прожив шесть лет в Штатах, я поняла, что, несмотря на черепа, привидения, бутафорские кладбища и прочую зловещую атрибутику, Хэллоуин самый что ни на есть семейный праздник. Это любимая и почитаемая всеми традиция, возможность провести время с семьей, с этим днем связаны счастливые детские воспоминания. Для детей – это шанс придумать и сделать маскарадные костюмы, разгуливать по улицам, нарядившись кто во что горазд, ну и, конечно, налопаться вволю конфет и прочих сладостей. Для взрослых Хэллоуин – это возможность побыть немного детьми и устроить карнавал, ведь Новый Орлеан с Марди-гра далековато, не говоря уж о Венеции. Так что мы тоже исправно наряжаемся каждый год. 

В этом году мы решили, что будем русскими хакерами – наденем маски, сядем каждый за свой компьютер и будем что-то сосредоточенно печатать, иногда бросая хитрые взгляды на улицу. Тут даже никакого trick-or-treat не понадобится, нам сами все конфеты понесут.

Автор выражает благодарность Эль Никитинской за проведенный ею опрос студентов. 

Не совсем Хэллоуин, но по-русски. "А вдоль дороги мертвые с косами стоять". Легендарный эпизод из "Неуловимых мстителей" с Савелием Крамаровым —


©Е.Мишина, подготовка публикации ©А.Аничкин/Тетрадки. Другие записки автора в "Тетрадках" смотрите по этикетке (тегу) "Мишина". Следующий выпуск записок Е.Мишиной выйдет в "Тетрадках" 6 ноября 2017 г. Подписывайтесь на наше издание, чтобы не пропускать её яркие рассказы. Достаточно вписать адрес почты в окошке подписки наверху страницы справа.
Приглашаем поддержать "Тетрадки" материально через PayPal (см.кнопку вверху справа). Всего сто рублей / 1,5 евро / 50 гривен помогут продолжать выпуск "Тетрадок".

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...