суббота, 13 августа 2011 г.

Мауэркранкхайт: синдром стены

Сегодня исполняется пятьдесят лет со дня создания Берлинской стены, долго бывшей символом разделенного мира, казалось, навечно, а ее падение спустя 28 лет в ноябре 1989 года остается символом надежды на то, что стены падут и человечество сможет жить мирно вместе.

У многих в Восточной Германии (но не в Западной), жизнь со стеной вызвала настоящее психическое расстройство – Mauerkrankheit или "стенную болезнь". От этого расстройства до сих пор страдают люди, жившие в разделенном Берлине. Среди симптомов боязнь закрытых пространств, заборов и притворенных дверей. Еще и ощущение того, что ты в таком пространстве постоянно находишься. Кроме этого – депрессивность, мания преследования, повторные попытки самоубийства. Клинику "стенного синдрома" впервые описал восточно-германский доктор Дитфрид Мюллер-Хегеманн.

Болезнь стены, конечно, можно и шире толковать. Когда-то китайским правителям казалось, что можно отгородиться от "монгольских варваров" большой стеной. Потом советским – что можно стеной отгородить людей от демократии на западе. И сейчас многим кажется, и в Европе, и в России, и в других местах,что можно отгородиться от остального мира. Стенной синдром живуч.

У Берлинской стены Джон Кеннеди произнес свою знаменитую речь 'Ich bin ein Berliner' ("Я – берлинец") 26 июня 1963 г. Конечно, в том контексте звучало лишь как противостояние между Западом и Советским Союзом. Многим казалось, что Запад проигрывает. Сейчас слушается просто как о свободе и несвободе.  "У свободы много трудностей. Демократия несовершенна. Но никогда нам не приходилось строить стену, чтобы удержать людей за ней, чтобы не дать им покинуть нас," – говорил тогда Кеннеди.



С этой речью связан еще и лингвистический анекдот, до сих пор упорно сидящий в массовом фольклоре. Кеннеди якобы сделал ошибку в немецкой фразе, там не должно было быть артикля "ein" и в результате вместо "я берлинец" у него получилось "я – берлинер", то есть такой берлинский пончик с вареньем, но без дырки. Этот анекдот появился в статье У.Миллера в "Нью-Йорк таймс" уже в конце 80-х годов и так всем понравился, что получил широкое хождение, хотя автор и ошибся. (см. здесь или здесь)

На самом деле Кеннеди сказал все правильно, дважды эту фразу повторил, в начале и в конце речи, и берлинцам она очень понравилась. А риторический оборот продолжает жить и сейчас. После событий 9/11 в Нью-Йорке "Монд" вышла с аншлагом "Мы все – американцы", парафраз той берлинской фразы Кеннеди. 

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...