пятница, 12 августа 2011 г.

О погромах в Лондоне. Когда у пролетариата нет цепей.



Две разные стороны одной, может быть, самой главной проблемы современного общества проявились в лондонских погромах последних дней.

Первая: мародерство среди бела дня, на глазах у публики и многочисленных телекамер. Вторая: выключенность большого слоя людей из обычных моральных и правовых рамок общественного поведения.

Порядок не там, где тяжелые замки и на каждом углу полицейский. 
Порядок там, где не нужно ни замка, ни полицейского.

Первая происходит от ощущения безнаказанности со стороны нападающих и ощущения беззащитности со стороны пострадавших. Вторая имеет социально-политические корни.

Первая требовала быстрого прямого действия властей. Вторая давно нуждалась в глубоком анализе и длительном, спокойном, стратегическом решении. Ни того, ни другого в Англии не случилось. Поэтому погромы приняли такой размах.

Первая проблема:

Либеральное, "прогрессивное", как говорят в Англии, левое, если хотите, давление в области прав человека в течение последних лет двадцати подорвало традиционные механизмы поддержания порядка, не заменив их новыми. Казалось, свободы, общественной гармонии добивались, толерантности, а в результате получилось, что жертва преступления оказывается более виновной, чем преступник.

Тебя грабят на улице, но ты не мог, например, оттолкнуть или еще того хуже дать в морду грабителю, пнуть его как-нибудь побольнее. Тебя же засадят – за чрезмерное насилие, за непропорциональное противодействие. Хуже того, еще и компенсацию платить присудят.

То же самое, если кто-то влез в дом, квартиру – практически ничего нельзя сделать грабителю, себе же хуже будет. И бывало.

Звонить в полицию? Полиция в Англии тоже деморализована. Чуть что, ее же обвинят или в превышении, или в расизме, или в непрофессионализме. Или во всем этом вместе. И бывало. Поэтому так нерешительно полицейские действовали в первые дни грабежей.

А сейчас еще над полицией повисла угроза бюджетных сокращаний. Кризис, дефицит – надо урезать. Теперь еще раз подумают, но что из этого выйдет, неясно.

Среди погромщиков в основном дети 14-15 лет. Среди задержанных есть 11-12-летние. Призывают родителей: верните детей домой, не давайте им разгуливать по ночам. Посмотрите, если у них появились какие-то новые вещи, узнайте, откуда. Как же! Родителям всегда трудно было с детьми-подростками. Но сейчас,  в этом прекрасном новом мире, они еще и лишены старых возможностей. Ни прикрикнуть-притопнуть, ни шлепнуть –  упаси бог! – твой же ребенок пойдет в собес, или собес (social services) придет к тебе и обвинит тебя в "насилии". Или в прямом, или  в "моральном", или "эмоциональном".  Есть и такие формулировки, к ним вполне серьезно относятся.

Да-да, правда, с этим я сталкивался, участвуя в разных общественных организациях в Англии, так бывает. Люди сокрушались, куда подевался наш здравый смысл, common sense, но сопротивления "левизне" серьезного не было. 

Таким образом, погромщики давно и заведомо были выведены за рамки ответственного общественного поведения. Поэтому никаких тормозов у них и не обнаружилось. Откуда? Общество их сняло, общество теперь пугается.

Вторая проблема:

Социальные корни происходящего очевидны. У многих в истеблишменте попытки указать на "протестность", социальную обусловленность происходящего вызвали раздражение. Мэр Лондона Борис Джонсон воскликивал*: "Не суйте мне ваши социальные оправдания. Это чистый криминал". Премьер Камерон так же высказался: криминал.

Верно, чистый криминал надо быстро и решительно пресекать. Но пресекать мало. Скольких можно посадить? Давно известно, всех не пересажаешь. Сколько нужно полицейских, чтобы за каждым присматривать? Заведомо невозможно. Наоборот, то, что многомиллионный Лондон обычно живет относительно спокойно, при том, что в нем всего шесть тысяч полицейских, говорит в пользу уважения к порядку, друг к другу и к закону у большинства англичан.

Порядок не там, где тяжелые замки и на каждом углу телекамера и полицейский. Порядок там, где не нужно ни замка, ни полицейского. Такие места есть, я в одном таком сейчас живу, иногда удивляюсь, чаще думаю – ведь так и должно быть. И в России многие, конечно, помнят и такие места, и такие времена.

Но не в оправданиях дело, а в том, что первое – городское мародерство, то есть непосредственное действие, и второе – его социальные корни, то есть серьезная проблема, вплотную связано.
 ...пролетариату нечего терять, 
даже цепей не осталось.

Не столько в расизме "коренных" британцев дело, не в иммиграции и иммигрантах, не желающих интегрироваться в культуру принявшей страны. И уж, конечно, не в "мультикультурности". Вовсе нет, не в этом. И не в "расизме наоборот", когда африкано-карибский или арабский англичанин** живет с заведомым ощущением, что ему не доверяют, дискриминируют, даже если это не так на самом деле.

И не только в "профессиональной" безработице – жизни на пособия, о которой с таким презрением любят поговорить правые комментаторы. На пособия особенно не проживешь, да и деморализует хуже плохо оплачиваемой работы. Не просто деморализует – опустошает.

Дело в большем – в отчуждении большой массы людей, целого слоя – в Англии, во Франции, в России, в арабских странах, везде,  – в отчуждении от общества и его институтов. Какого бы цвета лицо этого "нового пролетариата" ни было – белое, черное, зеленое, в крапинку, в разных странах по-разному окрашено –  главное, что не по расовым или этническим границам проходят границы этого отчуждения, а по социальным. Происходит это, когда, институты не действуют ни в том, ни в другом смысле: не помогают толком, когда упал, и не поддерживают, когда стараешься встать. Когда институты работают сами на себя, на отчетность, на начальство или на политиков, в лучшем случае на поддержание статус-кво, как бы, кое-как. А люди – люди начинают жить сами по себе, по своим законам, со своими понятиями о том, что правильно, что неправильно, что хорошо, что плохо.  


(читайте дальше после клипа)



Вот, посреди разгромленного квартала сидят две девчонки, пьют розовое из бутылки, толко что сворованной из разгромленного магазина "Вино-Воды" (офф-лайсенс по-английски) и совершенно спокойно, ничего не боясь, объясняют глупому неучастнику-наблюдателю: "Мы можем делать, что хотим. Пусть богачи боятся. Вот что это все значит".  Богачи для них – это владельцы, часто даже не владельцы, а  арендаторы магазинов и магазинчиков, сами в общем-то не богатые, с долгами и кредитами на много лет вперед. Но девчонкам это неважно, важно, что у тех есть "всё", а у них – "ничего". И ничего не объяснишь, ни то, что это "всё" и это "ничего" условно, ни то, что "всё" дается упорным трудом, ни то, что "ничего" не дает права экспроприировать чужое "всё".

В этом-то главная, вторая причина грабежей и погромов – пролетариату нечего терять, даже цепей не осталось. Это касается и работающего, и неработающего пролетариата. Среди арестованных погромщиков оказались и компьютерный дизайнер, и студент, и даже солдат (уже записавшийся в армию, но к службе еще не приступивший), то есть люди вроде с местом в жизни. Только в головах своих они не чувствовали, что место это у них – есть.

Таким образом, погромщики заведомо выключены из общества. Вернее, ощущают себя выключенными. Поэтому никаких тормозов у них и не обнаруживается.

Отчужденность, безысходность, безбудущность, нету жизни и не будет , не предвидится – а так чувствуют себя многие в Англии, во Франции, в арабских странах, в России – рождает отмороженность. В этом пища и для погромов, и для революций. В Англии сейчас вылилось в погромы.

* Кто споткнулся о слово "воскликивал", не смущайтесь, есть и такая форма в великом и могучем. Чтобы фонетически передать квохчущий оттенок речи, вроде как у курицы-клуши. Встречается, например у Солженицына.
** С самоназванием в Великобритании сложно, минное поле. Многие теперь не любят ни слова "черный", ни слова африкано-карибский, ни тем более афро-карибский. Британец тоже отвергают – напоминает об имперском, колониальном грузе. Другое существующее "юкеец" (ukainian, UK citizen) ходит в юмористическом ключе. А англичанин – это заявка на равноправную "нормальность". Так многие предпочитают самоидентифицироваться, даже если кожа шоколадного цвета, а природная курчавость либо выпрямлена куафёром (у женщин), либо сострижена под ноль (у мужчин).


Комментариев нет:

Отправить комментарий

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...