понедельник, 29 июля 2013 г.

Королевский наследник и таинственное герцогство Корнуолльское.



Пока англичане празднуют радостное — рождение королевского ребенка, специалисты ломают голову над разными юридическими и финансовыми казусами, связанными с этим событием.

Среди многих вопросов о наследовании особый интерес возник к герцогству Корнуолльскому — Duchy of Cornwall. Внимание к нему, возможно, появилось потому, что Камилла, вторая жена наследного принца Чарльза, получила титул герцогини Корнуолльской. Второй принцессы Уэльской, как Диана, не должно было быть. 

Многие королевские титулы носят чисто символический характер, нет ни герцогства, ни графства такого имени. Корнуолл же - случай особый. Это во-первых, графство и исторический район на Юго-Западе Англии. Со своей идентичностью, культурой и языком — корнваллийским, кельтской группы. А еще это и вполне реальное владение — герцогство Корнуолльское общей площадью 540,9 кв.километров. Герцогство не совпадает территориально с историческим Корнуоллом — поместья еще и в соседнем Девоне, в Херефордшире, Сомерсете и Уэльсе. 

Герцогство учредил в 1337 году король Эдуард III с главной целью обеспечить доходом сына-наследника — принца Уэльского. В то время им был Эдуард, известный в истории как Черный принц, наводивший ужас на французов во время Столетней войны. Под его командованием английская армия разгромила намного большую французскую армию в битве при Пуатье. Принц Эдуард королем так и не стал, скончался от дизентерии. Герцогство осталось — и титул, и владения. Если наследника-мужчины не было, не было и герцога, а делами управляла Корона. Во время гражданской войны и революции в 17-м веке, владения контролировал парламент. А после Реставрации все вернулось к прежнему.

И за 667 лет существования статут герцогства не изменился. Сегодня герцогиня Корнуолльская известна больше чем герцог, которого все знают как принца Уэльского. Но за ним еще и титул герцога. 

Многие феодальные владения в Великобритании пришли в упадок, аристократы разорялись и продавали фамильное. Некоторые перешли в разряд общественной собственности под эгидой National Trust. В отличие от них герцогство Корнуолльское процветает и приносит вполне приличную прибыль. Принц Чарльз основную часть своих доходов получает именно оттуда. В прошлом году принц получил 19 млн.фунтов от герцогства. Общая стоимость владения оценивается в 762 миллиона фунтов (37,7 млрд.рублей).

Причем и налог он платит исправно. Говорят, у него самые щепетильные секретари-бухгалтеры, все до последнего пенни считают и тут же делят, что принцу, что государству. Пока Чарльз был холостяком, в госказну отдавал половину доходов герцогства. Когда женился на Диане, сократил до четверти. В прошлом году заплатил 4 миллиона фунтов (198,1 млн.рублей) подоходного и НДС. Но ни корпоративный налог, ни налог на прирост капитала владение не платит. Мы же не Google и не Starbucks какой-нибудь.

Google, Apple и Starbucks в Англии здорово потрепали, когда выяснилось, что они платят какие-то крохи со своих многомиллионных прибылей. Теперь взялись за принца. Королеву не трогают, слишком она уважаема, живая нить, связующая многие поколения, еще с довоенных времен.

Британским республиканцам это как кость в горле: королевские привилегии! Организация Republic обратилась в парламент с просьбой рассмотреть статус герцогства. В парламентский комитет пришел помощник принца Уильям Най и долго терпеливо отвечал на недоуменные вопросы парламентариев. Как же так, активы есть, обороты есть, прибыль есть, баланс, расходы, платежки — и не корпорация?

Близко, но не корпорация, а частное владение. Все открыто, все бумаги на месте, 110 работников, отвечал Най.

Ну прямо приусадебный участок или там садовый домик с огородом. Только большой-пребольшой.

Слушать это было и странно, и забавно. Вроде XXI век на дворе, а тут феодализм стоит себе, не падает и даже процветает, мало что изменилось почти за семь веков. Ну просто слышно было, как в головах современных парламентариев, не так уж часто встревающих в королевские дела, скрипели и никак не могли провернуться мозговые шестеренки. “Как же так, феодальное владение стало бизнесом — и ничего”, — сказал один парламентарий-лейборист.

Представительница министерства финансов на тех же слушаниях подтвердила: всё правильно, основные налоги уплачены, а налогу на прирост капитала герцогство не подлежит, потому что все доходы снова инвестируются в “садовый участок”. 

Но вот почему все-таки англичане так ждали девочку? Появление наследника происходит впервые после принятия несколько лет назад поправки к закону о наследовании британской короны, уравнявшей в правах мальчиков и девочек. Королевы-женщины были и раньше, но случалось это, когда наследника-мужчины не оказывалось. Теперь же кто первый родится — тот и наследник. 

Прямо революция. Правда, коснется она Корнуолльского герцогства, это еще надо посмотреть. Статуту ведь почти семьсот лет. Не руина, а домина!

Эта заметка опубликована также в моем блоге Как в Европе на портале BFM.ru. Тексты могут несколько отличаться.

Редакторам: Заказать статьи на русском или английском языках по текущим событиям в Европе, с фокусом на Англию и Францию можно через редактора "Тетрадок" — пишите в комменты здесь или на Твиттере iworkinpages, на Фейсбуке alexander.anichkin или на Гугль+.

На фото Christopher Neve: Кейт и Уильям с новорожденным принцем Георгом (Джорджем).

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...