среда, 24 июля 2013 г.

Принц Уильям, Кейт и наследник. Селебрити особого рода.


В "Огоньке" (№28 (5288), 22.07.2013) вышла моя статья "Детский переполох" о рождении наследника в Англии. Вот несколько отрывков:


Принц Уильям и Кейт — селебрити особого рода. Это для них пожизненно как “принц и принцесса” в сказке. Не артисты, не модели, не политики, — им деться некуда, а в эпоху интернета тем более. Без всякого разрешения или одобрения в социальных сетях открываются аккаунты, использующие их имена. В Фейсбуке я насчитал больше двадцати “персональных” страниц Кейт Миддлтон. На каких-то просто информация, на других — продвигают свой бизнес. 

То же в Твиттере. Ребенок еще не появился на свет, но уже “завел” свой микроблог theRoyalBaby, регулярно “пишет” твиты, жалуется, что “темно и тесно”. Уже завел больше 11 тысяч последователей и даже в ответ “зафолловил” тысячу-полторы френдов. И еще один рекорд эпохи интернета: первый случай, когда на еще не родившегося человека уже написана статья в Википедии. На нескольких языках! На русском, правда, еще нет.

Кейт, правда, и сама воспользовалась интернетом. Записала обращение жертвовать в поддержку детского хосписа, в котором она является почетным патроном.

В большинстве случаев проказы в интернете носят безобидный характер. Но бывает и иначе. Когда в прошлом году во Франции папарацци сфотографировали Кейт, загорающей топлесс, в частном поместье, вместе с мужем, королевская семья добилась судебного запрета на публикацию. Но по интернету фотографии разошлись. Всем памятна история гибели принцессы Дианы, матери Уильяма, погибшей в автокатастрофе, когда ее преследовали фотографы на мотоциклах. На вторжения в их частную жизнь Кейт и Уильям реагируют остро.


***


Принцесса Диана, как многие считают, пострадала не только от бульварной прессы, но и от придворных протоколистов, ограничивавших ее обычные материнские порывы. И вместе с тем, она добилась многих перемен, проложив дорогу Кэйт. 
Например, Диана настояла, чтобы впервые в истории будущий наследник родился не “дома”, то есть в королевском дворце, а в родильном отделении больницы. А ведь еще незадолго до этого, рождение наследника было сугубо государственным делом. Полагалось, чтобы при родах, деле сугубо интимном, обязательно присутствовал государственный свидетель или даже несколько. В ХХ веке эту почетную обязанность исполнял министр внутренних дел. Обычай прекратился только в 1948 году, с рождением принца Чарльза. Диана выбрала госпиталь Святой Марии, и нам нем же остановили свой выбор Кейт и Уильям.

***
Кто-то, конечно, вздыхает, и с чего вся эта суета? В Великобритании немало республиканцев, считающих монархию неуместным пережитком. Но большинство все же поддерживает этот институт. Демократические выборы приводят к власти тех или иных политиков, но выборы и разделяют общество. В неизменности и предсказуемости монархии — объединяющий момент. Тут не только уважение к самой королеве Елизавете, живой связующей многих поколений британцев, и не одно радостное возбуждение по поводу рождения сиятельного ребенка. Только в атмосфере подобных событий сдержанные англичане вдруг приветливо заговаривают друг с другом на улице или в метро. Это такое же проявление национального единства, какое было во время лондонской олимпиады прошлого года или когда на Уимблдоне, впервые за семьдесят с лишним лет, чемпионом стал британец.




Полностью читайте в журнале или на сайте "Огонька".

Редакторам: Заказать статьи на русском или английском языках по текущим событиям в Европе, с фокусом на Англию и Францию можно через редактора "Тетрадок" — пишите в комменты здесь или на Твиттере iworkinpages, на Фейсбуке alexander.anichkin или на Гугль+.

Фото: Carfax2.

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...