четверг, 17 марта 2016 г.

Турецкий гамбит Европы


Двухдневная встреча на высшем уровне в Брюсселе 17-18 марта может привести к решающему прорыву в кризисе с беженцами.

Сначала договоренность обсуждают главы государств и правительств ЕС, затем будут переговоры с Турцией. Это не очередная европейская тягомотина, момент решающий. Потому что на повестке сделка, рамочно, в общих чертах уже оговоренная на двусторонних переговорах Ангелы Меркель с турецким премьером Ахметом Давутоглу.

Для остальных стран ЕС, в особенности тех, что непосредственно затронуты миграционным кризисом, договоренность стала сюрпризом, даже шоком. Речь идет о том, чтобы Турция забирала назад из Греции перебравшихся туда морем беженцев (или мигрантов). Причем за каждого “возвращенца” из Греции ЕС обязуется взять к себе одного мигранта из Турции. (Говорят о “мигрантах”, чтобы не путаться в терминах. “Беженец” — это определенный статус, который предоставляется после рассмотрения конкретного случая.) 

Кроме того, предполагается, что Европа предоставит Турции дополнительно 3 миллиарда евро для гуманитарной помощи мигрантам из Сирии. Вместе с обещанной ранее помощью в общей сложности получается 6 миллиардов. По последним оценкам, в прошлом году в ЕС прибыло более миллиона мигрантов с Ближнего Востока, в основном из Сирии. Уже в этом году — более 130 тысяч человек. В Турции же на начало марта находилось 2,715 миллиона сирийских беженцев, больше, чем в любой другой стране мира. 

Далее идет самое неожиданное. В обмен на совместную с европейцами работу Турция получит ускоренную ассоциацию с ЕС. В том числе шенгенский доступ для турецких граждан, то есть возможность безвизового въезда на внутриевропейское простроанство. Сейчас в безвизовую Шенгенскую зону ЕС входят 22 из 28 стран Союза. (Англия и Ирландия решили не входить в Шенген, пока не входят, но должны будут войти Кипр, Хорватия, Болгария и Румыния.)

До окончательного оформления договоренности еще предстоит много сделать, всё может сорваться. Турция должна согласиться с 72 выставленными ЕС условиями, включая и политические требования. Серьезные возражения у Греции и Кипра. 

Ясно другое: в Европе готовы во что бы то ни стало добиться продвижения к решению гуманитарной катастрофы, которой обернулась война в Сирии. Это даже не готовность, это твердая решимость. Вот что внушает оптимизм, пусть и осторожный. 

Договоренность, если она будет достигнута, будет иметь многогранные последствия. Она ограничит поток беженцев в Европу, сняв возникшую напряженность. Она улучшит условия для тех мигрантов, которые уже находятся в Турции. Она ограничит или вовсе остановит гибель людей в опасной переправе с турецкого берега на греческие острова. Она лишит бизнеса контрабандистов людьми.

Помимо этой основной задачи возможная сделка обозначит крупнейший шаг по пути интеграции Турции в Европейское сообщество с перспективой полного членства в обозримом будущем. Таким образом “Европа” впервые перешагнет свои географические границы и вступит в Азию. Значение этого невозможно переоценить, это тектонический сдвиг.

Разумеется, современная Турция — это не какая-то карикатурная восточная деспотия. Со времен распада Оттоманской империи, да даже и за последние десятилетия страна проделала огромный путь к демократическому переустройству. Турция давно является важным членом НАТО, а ее европейский дрейф несомненен даже при всех очевидных препятствиях и внутреннего, и внешнего свойства. Страна в трудном, критическом положении еще и в связи с террористическими актами. Есть претензии к ее правительству — зажим свобод, ползучая исламизация, преследования оппозиции и курдов. 

У Турции свои проблемы с Сирией — курды живут по обе стороны турецко-сирийской границы, а ответственность за последний жуткий теракт в Анкаре взяла на себя одна из курдских экстремистских организаций ТАК. Кроме проблем с курдами, есть еще этнические турки (туркоманы), живущие в Сирии. 

И с другой, европейской стороны, у Турции тоже неразрешенный конфликт — разделенный Кипр. Если не будут удовлетворены его требования о прогрессе в его урегулировании, то эта республика, как полноправный член ЕС, может заблокировать любую договоренность на уровне ЕС-Турция.

Ирония в том, что международные политические обстоятельства прямо на наших глазах складываются как новый “удар в спину” России. Этакий условный “сговор” Европейского союза и Турции. Чем бы ни закончились нынешние переговоры, будет договоренность сейчас или будет позже, механизм активного турецко-европейского сотрудничества в решении кризиса с сирийскими беженцами заработал. А с учетом того, что кризису этому не видно конца — и не будет видно, пока продолжается сама гражданская война в Сирии, — с учетом этого можно сделать вывод, что происходит, да, собственно, уже произошел, серьезный прорыв, возник новый расклад в регионе. 

Это безусловный плюс для перспектив мирного политического урегулирования всех сопутствующих проблем, включая, в первую очередь, гуманитарный вопрос — судьбу миллионов беженцев. 

Выиграла ли здесь Турция и проиграла ли Россия, это даже не второстепенный вопрос. Это вовсе не вопрос. Если, конечно, не слушать тех, кто по-прежнему мыслит в категориях “игры с нулевой суммой”, то есть если один выиграл, то другой обязательно проиграл. В действительности бывает совсем иначе.

Эта заметка опубликована также (17 марта 2016) в моей колонке "Как в Европе" на портале BFM.ru. Тексты могут отличаться. Если вы редактор издания и хотели бы заказать авторам "Тетрадок" близкий по тематике и стилю материал, свяжитесь с издателем А.Аничкиным через блог.

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...