понедельник, 16 октября 2017 г.

О конном спорте и "Национале".


"Тетрадки" публикуют сегодня очередную автобиографическую новеллу Екатерины Мишиной. От издателей подтверждаем, что всё совершенно правдиво. Мы совершали поход в "Националь" примерно в это же время (стоимость ужина на двоих, включая аперитив и закуску с черной икрой, около 500 долларов) и побывали на подмосковной прогулке верхом, включая рысь и галоп. Во избежание последующей временной колченогости рекомендуем ни в коем случае не надевать джинсы или другие штаны с выступающими швами в местах соприкосновения с копытным. Мишина также советует: "Перед поездкой верхом также не рекомендуется надевать юбку-карандаш, обувь на шпильках и в особенности шлепанцы - они могут упасть с лошади вместе с Вами."

Е.Мишина
Фото: Elle Nikitinski.

Ранним пятничным декабрьским вечером где-то в самом конце 1980-х мы с моим бойфрендом сидели на кухне у него дома, вяло переругивались и пили коньяк. Коньяк я не люблю, повод для ругани был какой-то уж совсем тривиальный, так что я довольно быстро утратила интерес к происходящему и уехала домой. По дороге стало очевидно, что коньяк подействовал на меня примерно как кориандровая на Веничку Ерофеева: душа в высшей степени окрепла, а члены ослабели. Я мечтала поскорее улечься спать, но когда я вошла в квартиру, там надрывался телефон. В трубке обнаружился мой друг Колясик, примерно такой же нетрезвый, как и я.

— Колясик, мужики говнюки и зануды, — поделилась я с другом болью.

Колясик мой тезис активно поддержал и даже развил, отметив, что бабы тоже в сущности редкостные суки.

— Какой ужас, — вконец расстроилась я. – Во мы с тобой попали. И что же делать?

Вот тут у Колясика ни малейших сомнений не было. 

— Как что? Да верхом ездить! – сказал он. – Скачешь себе и ни о чем не думаешь, кроме как о том, чтобы не навернуться с лошади. Вот прямо завтра с утра и поедем.
— Куда-куда мы завтра поедем? Какое верхом? Я не умею! – взволновалась я.
— Там тренер хороший, — заверил меня Колясик. — Завтра встречаемся с тобой в восемь тридцать утра на Парке культуры, на радиальной. 

Дух мой по-прежнему был крепок, поэтому я заверила Колясика, что буду вовремя. В этот момент вернулись из гостей мои родители. Я горделиво сообщила им, что завтра утром намерена ехать заниматься конным спортом, попросила разбудить меня в семь, ибо я встречаюсь в полдевятого с Колясиком на Парке Культуры, и удалилась в опочивальню. Родители смотрели мне вслед с интересом, но вопросы задавать не стали.
В семь утра меня разбудила мама Зоя.

— За что? – застонала я, зарываясь в одеяло, как муравьиный лев.*(см.видео в конце этой заметки)
— Ты должна быть в 8:30 на Парке Культуры, — сурово сказала мама Зоя. – Ты едешь с Колей заниматься конным спортом.
— Куда я еду? – изумилась я и даже частично выкопалась из-под одеяла.
— Ездить верхом с Колей. Вставай, а то опоздаешь, — потребовала мама Зоя.
— Бред какой-то, — сказала я и попыталась зарыться обратно. 

Но не тут-то было. Мама Зоя крайне ответственно относилась к социальным обязательствам. И если уж я должна куда-то ехать с Колясиком спозаранку в субботу, она, мама Зоя, считала себя обязанной обеспечить мою явку. Она решительно выудила меня из кровати, следовала за мной по квартире, пока я собиралась, и выставила меня за дверь ровно в восемь утра, сунув мне в руки несколько морковок для неизвестной пока нам обеим лошади.

Ровно в полдевятого я обнаружила на платформе метро Парк Культуры томного похмельного Колясика и его зайку последнего созыва. Во избежание путаницы и конфуза, зайками Колясик именовал всех своих родственниц и знакомых женского пола, за исключением мамы и тещи.
Вернее, тещу он тоже поначалу попытался так назвать, но она показала ему такую зайку, что Колясик тут же капитулировал и величал тещу по имени-отчеству и с придыханием. 

После 40 минут тряски в набитой электричке, мы добрались до конюшен, где произошло то, о чем я уже перестала мечтать – встреча со Спортом Моей Жизни. До этого момента я и не подозревала, что существует какой-то вид спорта, которым я могу заниматься нормально, а не как мешок с трухой. А тут приключилось нечто невообразимое – тренер провел инструктаж, подвел меня к выделенному мне жеребцу-шестилетке, и я поехала рысью. А через полчаса уже спокойно пошла в галоп. В своего коня Отлива я влюбилась сразу же, и тренер потом ворчал, что я с ним так нежничаю, что это может сказаться на репродуктивной функции Отлива.

Наскакавшись всласть, я возвращалась домой под вечер, передвигаясь, как больной краб, и источая ароматы конюшни. Тренер предупредил, что все будет болеть, а также посоветовал по возможности быстро переодеться и устроить большую стирку. Когда я вышла из лифта, на нашей лестничной площадке, дверь в нашу квартиру была открыта. На пороге стояла мама Зоя. В правой руке она держала единственное в моем гардеробе вечернее платье, в левой – какую-то мерзкую стеклянную рыбу с бантом на хвосте.

— Немедленно собирайся, — сказала она. – Паша уже три раза звонил, вы сегодня все идете на свадьбу к Жорику в «Националь». 
— Мама Зоя, какой «Националь»? – застенчиво благоухая, сказала я. – Ты на меня посмотри, а главное – понюхай. Все равно я уже опоздала. И откуда взялась эта гнусная рыба? 

Но мама Зоя была непреклонна. Она обожала моего друга Пашку, и раз уж Пашка меня где-то ждал, значит, меня надлежало туда отправить. Стеная, я переоделась в коридоре и, запихав в сумку ненавистную рыбу, потащилась вниз по лестнице, сопровождаемая указаниями мамы Зои по возможности не застегивать пальто, чтобы вонь выветрилась.

Меньше, чем через час, я, по-прежнему, как больной краб, перемещалась по улице Горького в пальто нараспашку, и в глубокое декольте моего блестящего бирюзового платья медленно планировали снежинки. У входа в «Националь» стояла группа броско и не по погоде одетых девиц. Когда я попыталась войти, они загородили мне дверь.

— Куда прешь? Не твоя территория, — сказала одна из них.
— Надо – и пру, — спокойно сказала я, решив не препираться.
— Ты что, работать тут собралась? — спросила другая девица. – Вали-вали, тебя тут только не хватало, колченогая.
— Я пока не работаю, я учусь, вон там, на улице Фрунзе, — ответила я и махнула рукой в ту сторону, где, с моей точки зрения, должен был находиться Институт государства и права. – Дай пройти.
— Учится она, ну конечно…. Михалыча зови, — сказала первая девица второй. Но Михалыч, углядев из лобби отеля непорядок, уже сам спешил к нам.
— Новенькая что ли? Надо было сказать, что ко мне. Чего сначала ко мне не подошла? — поинтересовался он. 

Я уже открывала рот, чтобы сказать, что не особо я новенькая и мне скоро 25, как вдруг появился спасительный Пашка.

— Товарищи, извините, это наша гостья, со свадьбы, она опоздала! – тараторил он, проводя меня внутрь и одновременно запахивая на мне пальто. Мы зашли в лифт, хихикая по поводу того, за кого меня приняли, и тут Пашка потянул носом и подозрительно на меня посмотрел.
— Это из конюшни, я ездила верхом. И я говорила маме Зое, что мне не надо сюда приходить, — умирая от стыда, пролепетала я.

В тот момент «Дневник Бриджет Джонс» еще не сняли, но ощущала я себя именно так, как она, явившись на вечеринку в костюме зайчика. Пашка усадил меня в самом дальнем конце стола, порекомендовал мне воздержаться от танцев и сам отдал молодоженам мой подарок. К моему счастью, часа через два в зале было уже так накурено, что моя конюшенная вонь померкла, и я даже робко сплясала пару быстрых танцев. Танцевать медленные было все же рискованно. 

А через неделю Пашка вместе со мной, Колясиком и зайкой уже ехал в электричке в Расторгуево, чтобы самому попробовать ездить верхом.

©Е.Мишина, подготовка публикации ©А.Аничкин/Тетрадки. Следующий выпуск записок Е.Мишиной выйдет в "Тетрадках" 19 октября 2017 г. Подписывайтесь на наше издание, чтобы не пропускать её яркие рассказы (достаточно вписать адрес мейла в окошке подписки наверху страницы справа). Читайте также представление автора в заметке "Пролог. (Рождение Мисимы)".  Другие записки смотрите в "Тетрадках" по этикетке (тегу) "Мишина". 
Приглашаем поддержать "Тетрадки" материально через PayPal (см.кнопку вверху справа). Даже всего сто рублей/1,5 евро/50 гривен серьезно помогут продолжать выпуск "Тетрадок"!

* Это видео для тех, кто не знаком с муравьиным львом, самым свирепым, как считают некоторые исследователи, хищником нашей планеты. Среди березок Средней полосы этого льва не так часто увидишь, зато, будучи советским пионером в США, мне его приходилось много раз наблюдать под соснами на территории нашего лагеря в Ойстер-Бее на Лонг-айленде. Впечатление усиливалось только что прочитанным тогда фантастическим романом Владимира Брагина "В стране дремучих трав", где герой чуть не попадает в пасть этого самого муравьиного льва.  Ойстер-бей — это тот самый, который американцы отобрали у России за плохое поведение в конце прошлого года. По последним сообщениям, Трамп собирается вроде бы вернуть России особняк в Ойстер-Бее.
Муравьиный лев действительно зарывается вглубь пока не настает его час, или, скорее, секунда —

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...