вторник, 3 сентября 2013 г.

Сирийский кризис и очередные задачи демократий.



Патрисия Адан:
"больше парламента - больше демократии".
Как ни парадоксально, но в накате и таком же стремительном откате напряженности вокруг Сирии “победила” Англия. Победа лишь моральная, но все-таки очень знаменательная.

Еще в прошлый четверг, 29 августа, вечером, сразу после сенсационного голосования в Вестминстере, многие посыпали голову пеплом — унижение, позор, конец великой державы, подрыв особых отношений с Америкой. Даже в безответственности парламентариев обвиняли. 

В Париже подтвердили, что и без британского участия примут участие в ударах по Сирии. США осторожно, но с плохо скрываемым разочарованием, заявили, “понимаем” и вслед за этим — “без Англии так без Англии”. Госсекретарь Джон Керри даже вдруг вспомнил, что Франция — это “старейший союзник” США, а Англия — старейший противник. Франция поддерживала американскую революцию, надеясь подорвать силы своего злейшего врага в Европе — Англии. Надорвалась сама, получила свою революцию. Владимир Путин не скрывал своего изумления, сказал, “мы привыкли, что в Западном сообществе все принимается без особых дискуссий”. Решил, что произошел “какой-то сбой”.

Хотя какой же сбой, просто демократия. Я писал в предыдущей заметке этого блога, что значение голосования в британском парламенте выходит за национальные рамки и может заставить США и Францию притормозить с вооруженной интервенцией. Так и получилось.

Военная машина уже была запущена. Казалось, ничто ее уже не в силах остановить. Но наступил уикенд, когда все ждали первых ракет, — и ничего не произошло. В последний момента Обама дал отбой и  вслед за Камероном обратился к своему парламенту — Конгрессу — за поддержкой. Конгрессмены не смогут проголосовать до 9-го сентября. Значит, до этого и вооруженных акций не будет. На правом фланге Обаму, как водится, обвиняют в слабости. Другие комментаторы восхищены: мастерский политический ход, заставит замолчать критиков в Конгрессе, а республиканцы-ястребы оказались перед невозможным выбором — или поддержать ненавистного черного президента-демократа, или отказать в поддержке демонстрации американской военной мощи.  

И еще одно важное отмечают: отказ от вооруженной интервенции означает последний гвоздь в наследие Буша-Блэра, втащивших свои страны в трудный конфликт без должного обоснования, общественной поддержки и долгосрочного плана.

После решения Обамы и Франция оказалась в несколько нелепом положении. 

Президент по конституции нынешней Пятой республики пользуется огромными, монархическими полномочиями. Поэтому с такой стремительностью французские войска смогли вмешаться в конфликт в Мали, а ранее в Ливии. Конституция тогда, в 1958 году, писалась в разгар алжирского кризиса,  практически гражданской войны, и писалась под де Голля. Парламентская система сменилась полу-президентской. Левые тогда говорили, что это “перманентный переворот”. Сейчас такого кризиса нет, конечно, но английский пример заставил французов задуматься, а не пришло ли время пересмотреть конституционные основы.

“Не зреет ли в умах наших парламентариев VI республика?— пишет влиятельный сетевой журнал Mediapart.— Решение Дэвида Камерона признать итоги голосования в Палате Общин по сирийской трагедии означает тяжелый удар по имиджу нашей весьма относительной демократии, демократии “малой интенсивности”. Парламентская монархия оказалась привлекательнее монархической республики”.

Один из лидеров оппозиции, бывший премьер-министр Франсуа Фийон заявил, что в “сложившихся обстоятельствах Франция не может начинать войну без четкой поддержки парламента”.  Другой оппозиционный лидер центрист Франсуа Байру считает “немыслимым”, чтобы президент теперь дал приказ без консультаций с парламентом. В правительстве все же настаивают, что решение принять участие в ударах по Сирии верно. Премьер-министр сегодня, 2 сентября, встречается с парламентариями и вечером проводит пресс-конференцию с данными о применении химического оружия в Сирии. На среду, 4 сентября, назначены дебаты в Национальной ассамблее.

В самой правящей партии, впрочем, тоже раздаются голоса в пользу усиления роли парламента. Председатель влиятельной комиссии Национальной ассамблеи по вопросам обороны и вооруженных сил, социалист Патрисия Адан говорит: “Я хотела бы, чтобы парламент участвовал в принятии решения об интервенции. Во многих европейских странах так и принято. Если мы хотим больше демократии,  мы должны дать парламенту больше возможностей высказываться и принимать решения”. Голос Адан весом, она близка к военному-промышленному истеблишменту страны — представляет департамент Финистер в Бретани, где расположены базы французских атомных подводных лодок и военно-морской авиации, а также находится штаб-квартира крупнейшей военно-промышленной корпорации DCNS, участвующей в оснащении “Мистралей” для российского ВМФ.

Получается, что Камерон хоть и проиграл голосование, но одержал серьезную моральную победу. Не слабость, значит, продемонстрировал и авторитет свой подорвал, а устроил демонстрацию торжества демократической процедуры, здравого смысла и поведения, достойного по-настоящему великой державы. 

Конечно, ясно, что дело не только в политической судьбе британского премьера и имидже Британии. Происходит серьезный сдвиг в подходе мирового сообщества к урегулированию конфликтов. Над этим сейчас стоит задуматься.  

Эта статья опубликована также на портале BFM.ru в моём блоге "Как в Европе". Тексты могут отличаться.

Фото: Патрисия Адан, отсюда, автор: jyc1

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...