пятница, 23 мая 2014 г.

Европейская правая и Россия.



После вчерашних местных и европейских выборов в Англии происходит “ожидаемая”  сенсация — ЮКИП, партия независимости Соединенного королевства, набирает небывалое до сих пор число голосов. 

Подсчет голосов по местным выборам еще продолжается. Результаты выборов в Европейский парламент будут известны только к концу уикенда. Но уже по первым результатам подтверждается, как и ожидалось, успех ЮКИП. Аналитики предсказывают вероятность тектонического сдвига в политической жизни. ЮКИП (партия так называется по аббревиатуре UKIP) может стать четвертой по величине силой в стране. 

Закономерности в переменах настроений избирателей на муниципальных выборах бывает трудно уловить. В кампаниях обычно доминируют не общенациональные или международные вопросы, а местные. Сейчас сообщают, что ЮКИП провела в местные совета около ста депутатов. Либерал-демократы потеряли 127, консерваторы — 126. ЮКИП отнимает голоса и у лейбористов. В одном из округов партия получила 30% голосов, рекордный для нее результат. И особенно сильно показала себя в Эссексе, графстве на юге Англии, которое считается эмблематичным, среднестатистическим. “Essex man” — это вроде метафоры для нынешнего среднего англичанина. Комментаторы заговорили сейчас о появлении UKIP man. 

Но это внутреннее, сугубо английское. Важнее, что главный лозунг ЮКИП — выход Великобритании из ЕС. И не только из ЕС, но и из Европейской конвенции по беженцам и Европейской конвенции по правам человека, чтобы не подчиняться решениям Европейского суда. А вместо ЕС ЮКИП предлагает создать нечто вроде российского Таможенного союза — зону свободной торговли с участием стран Содружества, то есть бывших в составе Британской империи. Партия против иммиграции, причем не только из “ближнего зарубежья” бывшей империи, но и из “ближнего зарубежья” по ЕС, где свободное перемещение рабочей силы.

Долгое время ЮКИП считалась маргинальной крайне-правой партией, а ее лидера Найджела Фараджа воспринимали как клоуна, буффона вроде Жириновского в России. С той только разницей, что у него на лице всегда добродушная улыбка, а не гнев и ярость. У него типаж ближе к популярному и в России телеавтомобилисту Джереми Кларксону. Оратор и полемист Фарадж блестящий, может быть, лучший в Англии. Критику воспринимает весело, она от него просто отскакивает.  

Даже когда в разгар украинских событий Фарадж сказал, что восхищается Владимиром Путиным “как оператором, но не как человеком”. И когда он обвинил Европейский союз в том, что у него “на руках кровь” погибших украинцев. При общем критическом настрое в отношении действий Москвы популярности Фараджу эти высказывания не убавили. Даже, по всей видимости, наоборот.

От ярлыка “крайне-правый” Фарадж отбивается. Спорит, когда его сравнивают с лидером французских правых Марин Ле Пен. Но в позициях по Европе и по иммиграции они близки. Как и в похвалах российскому президенту. 

И вот поэтому меня один вопрос мучает. Возьмем такое вроде бы общепринятое положение, что крайне-правая идеология близка идеологии фашизма. Я не вешаю ярлыки, это просто общее соображение. И вот, если, как считается, Россия борется с “фашистами” и крайне болезненно воспринимает любые даже не сравнения, а просто параллели с действиями нацистской Германии, — то как тогда объяснить, что именно крайне-правые в Европе приветствуют лидера России? 

Ответы, вернее версии, разные предлагают. Себе я пока убедительного не нашел.

Эта заметка опубликована также в моем блоге "Как в Европе" на портале BFM.ru. Тексты могут отличаться.

3 комментария:

  1. NadyaPommier19:32

    Мне кажется, это как раз вполне закономерно. У них очень много общего, как ни крути!

    ОтветитьУдалить
  2. Это точно, общего много. Но ведь общее находят не в главных принципах, а в скверном, маргинальном.

    ОтветитьУдалить
  3. NadyaPommier22:11

    Рыба ищет, где глубже, а человек - где проще? :)

    ОтветитьУдалить

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...