воскресенье, 26 октября 2014 г.

Штирлиц, Джеймс Бонд или кто? Настоящие шпионы и их жертвы


Помните щемящую сцену из “Семнадцати мгновений весны”, когда Штирлиц “встречается” с женой? Даже обняться не дали, только музыку Таривердиева послушали. Потом наш суперагент все смотрел на Габи, как она стучит на машинке, за шахматами вспоминал супругу.

Советский разведчик — это понятно, облико морале и всё такое, холодная голова, чистые руки. А вот как бывает на самом деле? 

В Лондоне объявлено, что Скотленд-Ярд выплатил 425 тысяч фунтов (более полумиллиона евро или 28 млн.рублей) в порядке компенсации женщине, которую называют только по имени — Джеки. В обмен на это она прекращает судебное преследование полиции, жертвой незаконных операций которой себя считает. Среди её обвинений — нападение, небрежность (халатность), обман (намеренное введение в заблуждение) и нарушение служебных обязанностей (злоупотребление служебным положением).

Так юристы интерпретируют историю, которая началась в 80-е годы, в глубине британской Special Branch (контрразведывательное управление полиции по борьбе с терроризмом). “Спешал бранч” действует совместно с более известной контрразведкой министерства обороны (считается даже особой королевской службой) — Secret Service (MI5). Разделение полномочий и сфер интересов существует, но и переплетается. Это другой разговор. А в нашей истории не об этом. Так вот, внутри Special Branch действовало суперсекретное подразделение Special Demonstration Squad (SDS) — команда по борьбе с демонстрациями. В его задачу входило проникать в ряды активистов экстремистских организаций, готовых на насильственные действия, ущерб людям и имуществу. Кого записать в экстремисты, оставлялось на усмотрение самой службы.

Джеки была активисткой одной из попавших под колпак организаций — Animal Liberation Front, то есть фронт освобождения животных. 

Может показаться смешным — вот, кроликов и лисичек пожалели. На самом деле тогда было нешуточно. Хипари-анималисты боролись еще как. Громили лаборатории, где опыты на животных ставили, добивались сворачивания научных программ, под фуры с телятами бросались. Дамам в мехах стало опасно на публике появляться: дорогую шубу запросто могла облить несмываемой кровавой краской какая-нибудь лохмачка из толпы. Особенно доставалось охотникам-аристократам. Активисты устраивали засады на коллективных конных охотах, сбивали со следа, отравляли гончих, пугали лошадей... Не обходилось без жертв.

И вот на акциях фронта стал появляться симпатичный молодой парень Боб Робинсон, постепенно стал их постоянным участником. Джеки и Боб понравились друг другу, у них возникло, как ей казалось, настоящее чувство. Не знаю, играли они в шахматы как Штирлиц, смотрели ли вместе кино про Джеймса Бонда. 

Известно только, что в 1984 году у них родился сын. Роды были трудными, продолжались 14 часов, Боб все это время был с Джеки, тогда это уже практиковалось. Потом оставил записку: “Молодец, Джеки. С любовью, Боб”.

Она не знала тогда, что ее Боб был на самом деле нелегальным агентом SDS, а когда регулярно исчезал по тайным делам фронта, то на самом деле шел докладывать начальству данные глубокой разведки. А заодно еще навестить свою настоящую жену и двоих детей.
Операция по отслеживанию фронта освобождения животных продолжалась несколько лет. Боб и Джеки растили сына, ему уже два года исполнилось. 

В один прекрасный день Боб внезапно сообщил Джеки, что должен на время уехать из страны — был пожар, полиция села на хвост, подозревают фронт. И исчез, бесследно, на совсем. Джеки пришлось как-то жить дальше. Через несколько лет она вышла замуж, ребенка супруг усыновил.

Друзья ее боевой юности продолжали отслеживать, кто кем стал, кто где. И уже в 2012 году напали на след Боба. Оказалось, что настоящий Боб — Боб Ламберт ушел из полиции и теперь стал преуспевающим ученым. Джеки убедилась в этом, только когда увидела его фото в газете. Спустя 24 года!

Приключения агента народной милиции Семен Семеныча в “Бриллилантовой руке” — комедия, и до огнедышащих отношений там не дошло. А вот попробуйте представить ситуацию не комедийно, а на самом деле, всерьез. Трагедию женщины, потерявшей любимого, отца ее ребенка, оставленную без известий, без средств, — и спустя двадцать лет обнаружившую, что ее обманывали. И что должен чувствовать ее уже взрослый сын, ее муж. И что думать об этом "Штирлице", выполнявшим долг перед родиной так плодотворно. 

Бывший коллега Ламберта, близко знавший его ветеран Special Demonstration Squad Питер Фрэнсис сегодня помогает разматывать клубок тех событий. В интервью ВВС он рассказал, что интимные отношения в практике работы агентов-нелегалов подразумевались. Не было писаных правил на этот счет, но негласно предполагалось, что “когда ты направлен на долгосрочное задание, у тебя образуются отношения”. Как говорит Фрэнсис, сексуальные отношения с объектами слежки были у всех в SDS. Об этом не хвастались, но и не скрывали.

История с Бобом Ламбертом — вроде бы крайний случай, других таких, чтобы от отношений остался и ребенок, Фрэнсис не знает. Про Ламберта еще стало известно, что помимо Джеки у него были отношения с четырьмя другими активистками, с двумя — продолжительные. Судьба жестоко обошлась с ним — двое детей Ламберта умерли от редкого наследственного заболевания. А у его сына от Джеки, как выяснилось, поврежденного гена, несущего эту болезнь, нет...

На Джеки история с сексуальными похождениями агентов-контрразведчиков не закончилась. Адвокаты разбирают дела еще 14 женщин, оказавшихся в схожей ситуации. 

Скотленд-Ярд официально извинился перед ней, признав, что действия агента нанесли ей травму — “причинили боль и страдания”. Добиваться этого, как и самого признания, что Ламберт был тайным агентом, пришлось несколько лет. Извинения полиции не удовлетворяют Питера Фрэнсиса. “Помимо денежной стороны, тут еще и вопрос о системе взглядов — они по-прежнему не считают, что сделали что-то неправильное и не готовы осудить эту практику. Позорно, что зрелая демократия, как наша, может сохранять подобную тактику полиции для подрыва движений протеста”.

Зачем я все это рассказываю? Не знаю. История и захватывает, и отвращение вызывает. 

И все-таки, Штирлиц и Габи, было между ними что-то, или он все те годы, кажется, лет десять, хранил верность жене под музыку Таривердиева? Холодная голова, чистые руки — да. А как у него с горячим сердцем?

И как поступают нынешние наши штирлицы?

Эта заметка опубликована также в моей колонке на BFM.ru "Как в Европе". Тексты могут несколько отличаться.

В этом клипе встреча Штирлица с женой из телефильма "Семнадцать мгновений весны" (сцена начинается на 50-й минуте). В самом конце встреча с женой перетекает в разговор с немкой Габи.

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...