среда, 31 января 2018 г.

Что делают француженки, но не делают русские.

Француженки по Белову, или Прогулки по Москве


Давно не читал Василия Белова. На днях возник интересный лингвистический вопрос и решил заглянуть в молодости прочитанный и понравившийся тогда рассказ "Чок-получок" (1978). (текст на литмире)

Прическа по-европейски.
(скриншот, см.видео в конце заметки)

Рассказ теперь не понравился. Может, потому что сам стал другим. Может, потому что уже не мог читать так же, как тогда, когда голос Белова звучал свежо, словно голос той, давнишней Жанны Бичевской. Теперь мешает все, что было потом.

И все же прочитал целиком. Сначала подкупил модернистский заход про главную героиню рассказа — немецкую двустволку "Бюхард". Вот такой:
«
"Бюхард", если употребить это слово в мужском роде, был и правда очень изящен. Он сочетал в себе эдакую немецкую упорядоченность и английский лоск, французскую элегантность и скандинавскую сдержанность. Одновременно голубевская двустволка возбуждала мысль об испорченности и декадансе... Мне казалось, что за ее воронеными узорами теплится тайный порок, а округлые формы цевья и ложи сами по себе выглядели как-то обнаженно и неприлично.
»

Потом нашелся ответ на мой вопрос, но ещё и удивило одно место. У Белова! Завзятого националиста, певца русского "Лада", который даже у коллег писателей-деревенщиков вызывал недоумение. (Федор Абрамов говорил: "...лад... Да был ли когда-либо лад на Руси? Не в этом ли трагедия России, что она никогда не смогла дойти до лада?" Отсюда) Герой рассказа, от его лица ведется повествование, спорит с женой, но апеллирует — к французам! Почему французов-то за образец брать русскому почвеннику?

Вот этот пассаж:
«
Она мазала губы какой-то свинцово-фиолетовой дрянью. Я собрал в кулак все свое самообладание и сказал:
— Это может быть только у нас, русских. Ни одна, например, француженка не наденет на себя то, что не нравится мужу.
Она поглядела на меня и усмехнулась:
— Ты бывал в Париже? Да? Тогда ты должен знать, что ни один француз не обратил бы на такой пустяк никакого внимания. Они уважают женщин.
— Любая француженка не станет делать прическу, которая не нравится мужу! — Мой голос вновь независимо от меня стал громче.
— Любой француз не обратит на это ровно никакого внимания. Он не стал бы грубить, он просто не так воспитан!
»

Задумался. Помимо стилистической неопрятности, может, намеренной ("любая-любой" вдруг с отрицанием, хотя обычно за "любым" следует утвердительное: "любой... обратит внимание"), еще удивила ссылка на образцовых французов.

Гулял недавно по Москве, приятно удивлялся, когда находил старое, знакомое с детства среди нового шик-блеска. Еще больше радовался, как похорошела столица, как похоже, даже старательно похоже на Европу — от пробок и велосипедных дорожек, проложенных почему-то и по тротуарам, до магазинного изобилия и вышколенных, но по-прежнему неулыбающихся официантов. Даже никто кроме полицейских ушанки не носит.

Нет, я ничего, я не против пустых велосипедных дорожек и белорусского камамбера с едва содранной французской этикеткой и других примет современности. Я только подумал, Европа Европой, пусть себе. Как идеал, маяк такой. Но люди-то везде одинаковые по природе. Бывает, грубят и французы, и француженки назло мужьям не то надевают и не так красятся.

Ладно, пойду опрашивать моих французов. О результатах доложу в следующий раз.

"Вавилоны", или прическа по-европейски из фильма "Добро пожаловать, или посторонним вход воспрещен" —



©А.Аничкин/Тетрадки. 
Приглашаем поддержать "Тетрадки" материально через PayPal (см.кнопку вверху справа). Всего сто рублей/1,5 евро/50 гривен серьезно помогут продолжать выпуск "Тетрадок"!

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...