вторник, 5 апреля 2016 г.

Панама: Путин, Кэмерон, Си Дзиньпин и Джон Доу.


Магнитуда “панамских бумаг” превосходит последствия утечек WikiLeaks. Немецкая газета Süddeutsche Zeitung, с которой началось громкое расследование, называет его Das Leak, то есть Утечка с большой буквы.

Еще больше ста лет назад “панама” стала нарицательным для крупного мошенничества с элементами коррупции на государственном уровне. В 1880-х французская панамская компания набрала денег на строительство Панамского канала, да так и лопнула. Панама 2.0 — это терабайты электронных документов панамской компании Mossack Fonseca, 11 млн. документов, более 200 тыс. компаний-ракушек с фиктивными директорами, замешаны 140 политиков и видных общественных деятелей, 12 бывших и действующих глав государств и правительств, деятели FIFA. Географически — охватывает весь мир.

В России многие восприняли разразившийся скандал как очередную “информационную атаку” на кремлевское руководство. Что же, раз информационная война, на нее все можно списать. Как говорится, когда объявлена война, первой её жертвой становится правда.

Между тем, президент Путин возникает в новой “панаме” косвенно, в связи с появлением в документах персонажей, известных как его знакомые или друзья, включая виолончелиста Сергея Ролдугина. Прямо же замешаны оказались, например, президент Украины Петро Порошенко, премьер-министр Исландии Сигмюндюр Гюннлёйгссон, король Саудовской Аравии Салман, президент Аргентины Маурисио Макри. Через близких родственников замешаны товарищ Си Цзиньпин, президент Китая, ведущий кампанию против коррупции, премьер-министр Англии Дэвид Кэмерон, отец которого создал через Панаму офшорные структуры на Багамах, и еще 60 .  

Кэмерону приходится сейчас вовсю отдуваться, политическая судьба исландского премьера висит на волоске, ему, вероятно придется уйти в отставку. Исландия может кому-то казаться маленькой незначительной страной на севере холодной Атлантики. Однако в нынешних обстоятельствах много иронии. Премьер Гюннлёйгссон пришел к власти на волне недовольства последствиями финансового кризиса, больно ударившего по стране, в которой многие видели “тигра” новой, цифровой глобальной экономики. Он же приостановил вступление Исландии в ЕС. 

Финансовый кризис 2007-2008 годов начался в США с краха ипотечных спекулянтов со смешными названиями Fannie Mae and Freddie Mac. Пока в Европе смеялись, он быстро разросся до мировых масштабов и ударил по новым финансовым “тиграм”, а через них и по всему ЕС. Оказалось, что многие в Англии и других странах Европы вкладывали деньги, в том числе и государственные, в исландские банки. Соблазн обещанных высоких процентов оказался слишком велик, а крах дутого бума “карфагеном” [ЛИНК К СТАРИКУ] ]прошелся по всей Европе. И вот теперь, оказывается, веревочке еще долго виться.

Значение панамы 2.0 в целом позитивное — жуликов надо разоблачать, олигархам всех стран не давать прятаться. И Путин требует деофшоризации, и другие лидеры говорят, что увод денег от налогов — это, даже если когда не вполне незаконно, все равно аморально и неправильно. Важно, чтобы не осталось без серьезных последствий, не замотали в спорах и оправданиях.

В истории расследования новой “панамы” есть одна символическая, даже забавная деталь. Охват, объём Das Leak немецким журналистам сразу стал ясен. Неподъемное взял на себя Международный консорциум журналистов-расследователей — International Consortium of Investigative Journalists (ICIJ). У него есть свой сайт [ЛИНК] и страница в Facebook [линк]. А автор утечки остается неизвестным, анонимом. При первом контакте с Süddeutsche Zeitung лицо назвалось John Doe. [ЛИНК]

Кто ж такой этот Джон Доу? Это не просто взятое наугад вымышленное имя, это такой юридический и патологоанатомический термин для обозначения анонима. Англо-русский юридический словарь помечает его “устаревшее, нарицательное обозначение стороны в судебном процессе”. Так еще называют неопознанный труп или тяжелого пациента в больнице, имя которого не установлено.

“Джон Доу” впервые возник в Англии, даже стишок-сатира есть, но сейчас термин больше употребляется в США и Канаде. Оксфордский словарь так и помечает: N. Amer. Law, то есть из северо-американской юридической лексики. 

В британской практике еще есть тип судебного запрета — John Doe injunction. Это такой удивительный инструмент, когда по суду неизвестному на момент решения лицу, Джону Доу, запрещается раскрывать имеющуюся у него информацию. Как волшебная палочка: заткни того, не знаю кого, не публикуй того, не знаю чего. Прием старинный, был полузабыт, с 1852 года до нашего времени не применялся. О нем вспомнили лишь в 2005, причем не кто-то, а въедливые юристы Дж.К.Роулинг, когда некто попытался продать украденные главы из очередной, еще не опубликованной книги о Гарри Поттере.

В случае с панамским Джоном Доу случай вряд ли применим: речь идет не о коммерческом ущербе, а об общественном. Да и файл не воробей — вылетит, не поймаешь.

Эта заметка опубликована также (5 апреля 2016) в моей колонке "Как в Европе" на портале BFM.ru. Тексты могут отличаться. Если вы редактор издания и хотели бы заказать авторам "Тетрадок" близкий по тематике и стилю материал, свяжитесь с издателем А.Аничкиным через блог.

В этом видео американка Наташа Дель Торо за пять минут учреждает компанию невидимку для своей кошки Суки. Никаких документов не требуется, гонорар 249 долларов, имя настоящего владельца нигде не проявляется. (нб: имя или кличка Суки японского происхождения, значит "любимица".)

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...