понедельник, 9 апреля 2018 г.

Мокрый фейерверк — слушания по русской коррупции.


В комитете по иностранным делам британского парламенте 28 марта прошли слушания на тему "Русская коррупция и Соединенное королевство". Полный транскрипт слушаний опубликован на сайте парламента (в формате ПДФ). Тетрадки предлагают комментированное резюме слушаний. Это отрывок из статьи А.Аничкина в "Огоньке"/Коммерсанте от 9 апреля 2018 г. Полностью статью читайте на сайте "Огонька".

Том Тугендхат,
председатель
комитета по иностранным делам.
Фото: Chris McAndrew


Эксперты, приглашенные на парламентские слушания, в один голос отметили, что Британии просто не хватает финансовых и человеческих ресурсов для расследования сложных механизмов отмывания денег. И согласились с тем, что помимо ресурсов спецслужбам нужно политическое прикрытие со стороны правящих кругов страны, чтобы расследования доводились до логического конца (преследования в суде, административных мер и тому подобных санкций).

Но не только это. Оливер Буллоу (бывший корреспондент в Москве и автор готовящейся к печати книги "Moneyland" о грязных финансовых операциях. Она выходит в сентябре этого года) напомнил малоизвестную историческую деталь: советские-российские деньги были глубоко внедрены в британскую финансовую систему по крайней мере с 1950-х годов, когда через лондонские институты финансировалось международное коммунистическое движение и другие зарубежные проекты СССР.

"Многое говорит, что, по существу, зерно того капитала, которое дало в послевоенные годы шанс на возрождение Сити, пришло из Советского Союза,— сказал Буллоу.— СССР не хотел хранить свои доллары в Америке и предпочел Лондон. Это стало основой для рынка евродолларов, который превратился в источник (нашего) послевоенного процветания”.

Прозвучали и занятные цифры. Ну вот, например: если верить анализу "Дойче банка", опубликованному в 2015 году, через лондонский Сити отмывалось до миллиарда фунтов месяц (свыше 80 млрд рублей по нынешнему курсу). Это оценка по минимальному уровню (продолжаем цитировать Буллоу по протоколу парламентских слушаний), а по максимальной оценке Национального управления по борьбе с преступностью (NCA — британский аналог ФБР), сумма достигала 100 млрд фунтов в год. Выступавший тут же оговаривается, что чем больше нулей у называемой цифры, тем более это похоже на догадку, но впечатление на собравшихся (и не только) все это производит. Куда идут эти баснословные деньги? Ответ звучит: это элементарно — туда, откуда их труднее всего изъять, то есть в недвижимость, частные школы для детей и родственников, в инвесторские визы. Буллоу в этом месте напомнил, что по гражданству учеников-студентов в частном секторе Британии лидируют Китай, Гонконг и Россия, в таком порядке.

Следом выступает Том Китинг, директор Центра по изучению финансовой преступности и безопасности при Королевском объединенном институте оборонных исследований (RUSI), который отмечает, что российские инвестиции преимущественно носили характер финансовых, а не промышленных в течение последних 20 лет. "Со стороны закона у нас было такое отношение, что нужно приветствовать это денежное нашествие, а не тревожиться о нем,— сказал он.— Зачем рассматривать это как угрозу нашей безопасности?.." Китинг, представлявший главный военный мозговой центр Британии, напомнил, что сам он работал в банковском инвестиционном секторе 20 лет, и, оглядываясь назад, не может положа руку на сердце сказать, что сегодня одобрил бы все те сделки, в заключении которых сам участвовал. И не скрывал: на лондонской фондовой бирже есть активы, за которые Сити боролся, лоббировал власти, чтобы облегчить проведение сделок, не отдать их Нью-Йорку или другому финансовому центру. На вопрос влиятельного депутата-консерватора Прити Пател (она занимала ключевые посты в министерствах финансов и международного развития), не означает ли это, что Англия "намеренно сделала себя привлекательной и открытой для притока такого рода денег в Лондон по сравнению с другими мировыми финансовыми центрами", Китинг ответил утвердительно.

Финансовый корреспондент "Гардиан" Джульетт Гарсайд, участвовавшая в нескольких нашумевших международных расследованиях (включая знаменитое "Панамское досье"), высказалась на слушаниях еще резче в отношении британского правительства. Она отметила: в то время как Франция, Германия и Швейцария приняли жесткие меры против финансовых махинаторов, вплоть до судебного преследования, со стороны британских властей прозвучало оглушительное молчание. Недофинансирование контролеров — это лишь один из факторов, другой — отсутствие политической воли. Контролерам, сказала она, вовсе не нужно "собирать много скальпов" финансовых большаков. Достаточно время от времени нескольких громких открытых судебных процессов, чтобы дела шли иначе. “В этом смысле, — подчеркнула она,— вопрос не столько в ресурсах, сколько в разрешении".

Неужели имеется в виду разрешение сверху? Оказалось, именно так. Поясняя свою мысль, Гарсайд отметила, что на контрольные службы оказывалось большое сдерживающее давление со стороны политических властей, в том числе со стороны... самой Терезы Мэй. Причем именно тогда, когда контролеры, казалось, добивались успеха. “А это создает определенную долю неуверенности”, — сказала она, указав также, что и на самих журналистов давили.

Идентифицируя угрозу


На слушаниях выяснилось, что ни депутаты, ни приглашенные эксперты не вполне ясно представляют себе, есть ли и в чем именно заключается "угроза национальной безопасности". И каким образом финансовые операции связаны с "делом Скрипалей"? Депутат-консерватор Боб Сили, как бы разводя руками, спросил экспертов: "Так в чем же эта угроза? Вот что я хочу понять. Угроза в том, что вносится коррупция? Что это нездорово и вредно для системы?"

Этот вопрос несколько огорошил приглашенных экспертов. Том Китинг согласился — да, нездорово. И далее ответил вопросом на вопрос: кто знает, почему в моем родном городе Солсбери случилось то, что случилось? Суть дела в том, что в Британии образовалась агломерация русских денег, а с этим появляются не самые желанные люди и деятельность…

Объясняя "русскую угрозу", Люк Хардинг, бывший корреспондент "Гардиан" в Москве и автор нашумевшей на Западе книги о России "Государство-мафия" (2011 год), повторил на слушаниях свои старые тезисы: что любой олигарх по команде сверху готов развернуть эти деньги в боевые порядки все равно где — на футбольном стадионе, в "активных мерах" по всей Европе или для поддержки какой-либо крайне правой партии. Хардинг напомнил, что имена хорошо уже известны, например по санкционному списку американского Министерства финансов. Вопрос в том, сказал британский журналист, захотим ли мы его расширить?

В качестве возможной модели Хардинг предложил составить список из 5 тысяч высших должностных лиц "Кремля" и заявить, что все они, а также их дети попадают в некий "стоп-лист" и им закрывается дорога в Британию. Обсуждались и другие меры, в частности, усиление "списка Магнитского" и отзыв лицензии у российских международных вещательных каналов RT и "Спутник" (общая рекомендация была — нет, не отзывать).

Председатель комитета Тугендхат по результатам высказанных экспертами соображений заключил, что британское правительство обладает огромным ресурсом влияния на Москву — от контроля за доступом в страну до надзора за финансовыми потоками. Эксперты с ним согласились, но отметили, что при наличии всего необходимого инструментария британцам не хватает политической воли для его применения. Почему?

На этот вопрос попыталась ответить Джульетт Гарсайд. Во-первых, сама правящая партия получает политические пожертвования из источников, связанных с Россией (называлась сумма в 820 тысяч фунтов). Во-вторых, и это прямо сказала Гарсайд, перекрывать российские деньги "для Сити, мотора нашей экономики, не в интересах [властей] — и это решающий аргумент". Прозвучал компромиссный вариант: если нас не хватает на принуждение, то нужно решить, что в такой ситуации более эффективной может оказаться прозрачность финансовых операций...

Анализировать и толковать содержание слушаний можно и так, и этак, чем сейчас и занимаются дипломаты и политологи. Если же сводить в одно-два слова общее впечатление от услышанного, то можно сказать: это растерянность.

Вышел, как говорят англичане, damp squib — "мокрый фейерверк", то есть эффект оказался куда скромнее, чем можно было ожидать. По просьбе депутатов одному из экспертов поручили составить некий документ с набором позиций, по которым политики могли бы судить, где "чисто", а где "нечисто". 


Что из это выйдет при таких настроениях, это еще нужно посмотреть.

Видео со слушаний на YouTube — 


©А.Аничкин/Тетрадки.
Подписывайтесь на наше издание — достаточно вписать адрес мейла в окошке подписки наверху страницы справа.
Приглашаем поддержать "Тетрадки" материально через PayPal (см.кнопку вверху справа). 
Всего сто рублей/1,5 евро/50 гривен серьезно помогут продолжать выпуск "Тетрадок"!

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...